Сегодня
октября,
воскресенье
 
В этот день »»
Ближайшие
памятные даты »»
Приближаются праздники »»
Новости  Архив  Портфель  Авторы  Редакция  Подписка  Где купить  Обсуждение  Коллекции  Галерея памяти  Жизнь Клуба  
главная » Архив номеров » Публикация на сайте

Читайте в Архиве:

История атомной подводной лодки «Комсомолец»

Портфель редактора за 2011 год

К-278 «Комсомолец» — советская атомная подводная лодка 3-го поколения, единственная лодка проекта 685 «Плавник». Лодке принадлежит абсолютный рекорд по глубине погружения среди подводных лодок — 1027 метров. Погибла в результате пожара в Норвежском море 7 апреля 1989 года.

Как чекисты спасали президента США

Портфель редактора за 2016 год

Во время одного из визитов президента США Рональда Рейгана нам удалось предотвратить покушение на него. Его должен был совершить аккредитованный на это мероприятие в пресс-группе Белого дома журналист, в далеком прошлом член террористической организации «Красные бригады»

Красное знамя на картинах советских художников

Портфель редактора за 2011 год

Нет вещи почетней у наших бойцов

Чем красное знамя дедов и отцов!

Широков А. За Родину!

↑ Широков А. За Родину!

Двойники президента

Портфель редактора за 2016 год

1941 год. В целях сокрытия истинного местонахождениия президента  Секретной службой был  придуман  хитроумный план. В воскресенье, 3 августа, Белый дом выпустил пресс-релиз, о котором мы уже говорили. Отчет  о круизе президента по Новой Англии на борту "Потомака", его "плавучего  Белого  дома". Этим же воскресным вечером, Рузвельт и сопровождающие его лица прибыли на поезде на базу подводных лодок  ВМС США  в  Нью-Лондоне, штат Коннектикут (London, Connecticut), где их  встретили командир базы и местный губернатор.

Дети Дзержинского

Выпуск 1, 2006 год

Основываясь на примерах 1917-1920 гг., автор доказывает, что в современной России можно и должно победить беспризорность.

Зарубежные спецслужбы. Новости из Лэнгли

Выпуск 2, 2006 год

Политика однополярного мирового устройства, завышенная амбициозность в понимании американского общества как образца демократии, ощущение своего военного превосходства, применение силовых методов при решении политических вопросов, а также трагические события, происшедшие 11 сентября 2001 г., и неспособность американской разведки их предотвратить, впервые явились основой пересмотра многих основополагающих концепций деятельности разведывательного сообщества США.


Тема Великой Отечественной войны и Победы советского народа в этой исторической эпопее не оставляет равнодушным ни одного цивилизованного человека.

Почтовые марки разных стран - яркий тому пример.

В разделе "На заметку коллекционеру" мы расскажем о наиболее интересных экземплярах филателистического мира.

В Клубе ветеранов госбезопасности создано юридическое бюро для оказания помощи и представительства в правоохранительных органах и судах.

Юридическое бюро


Locations of visitors to this page

«Величество должны мы уберечь…» Охрана королевской семьи. Великобритания

9 января 2011; №8 за 2008 год; стр. 101 рубрика:Зарубежные спецслужбы

Автор публикации: М.Л.Токарев

За сотни лет существования самой известной монархии мира – Королевства Великобритания – ее правители не раз гибли в битвах, теряли жизни в результате дворцовых заговоров и несчастных случаев и даже шли на казнь по приговору суда. Но ни один из британских монархов не пал жертвой покушений, которые против них в разное время замышляли террористы, уголовные преступники и просто безумцы. Некоторые из намеченных в Британии цареубийств сорвались по случайности. Но чаще жизни британским королям спасали их охранники, которым посвящен этот очерк.

Первые летописные упоминания об особых воинских отрядах, предназначенных для личной охраны королей Англии, относятся к XII веку. Примечательно, что в отличие от большинства стран Европы, где личную стражу правителей чаще набирали из сыновей знати, британские короли еще в Средние века охотнее доверяли свои жизни простолюдинам, далеким от придворных интриг. Лично свободные английские крестьяне-йомены, лучше всех в Европе стрелявшие из своих длинных луков, составили костяк созданного в 1485 году королем Генрихом VII и существующего по сей день отряда «Дворцовых стражей – йоменов Ее Величества».

Yomen Guard

Yomen Guard

Правда, сегодня это старейшая воинская часть Британии насчитывает всего 12 офицеров и 75 рядовых «йоменов» и имеет лишь церемониальные функции. Так, «йомены», вооруженные декоративными мечами и алебардами и облаченные в шитые золотом алые камзолы, бриджи до колен и черные туфли с разноцветными бантами, являются непременными участниками почетных караулов в дни придворных и дипломатических приемов в королевских резиденциях.

Еще одна почетная обязанность «йоменов» –  охрана монарха, когда он(а) по традиции открывает работу британского парламента очередного созыва.
К слову, именно «йомены» сыграли важную роль в предотвращении намеченного на 5 ноября 1605 года теракта против царской особы. Тогда заговорщики-католики, озлобленные гонениями на их веру со стороны короля-протестанта Иакова I, решили взорвать его вместе с супругой и сыном прямо в здании британского парламента в день открытия его сессии.

По приказу вожака заговора Роберта Кетсби его подручный Гай Фокс загодя арендовал якобы под винный склад подвалы Вестминстерского дворца, в котором издавна размещается британский парламент – и разместил там 36 бочек с порохом, присыпав их углем.  Однако один из участников заговора, мучимый совестью, сообщил властям о подготовке покушения. В ночь на 5 ноября 1605 года приставы из охраны парламента вместе с «йоменами» задержали Гая Фокса в подвале Вестминстера и залили водой роковые бочки с порохом. Подрывник-неудачник под пыткой выдал всех своих подельников, которые были осуждены и казнены. С тех пор уже 400 лет британцы отмечают фейерверками и факельными шествиями 5 ноября как «день Гая Фокса», т.е. провала «порохового заговора». А «королевские йомены» накануне открытия каждой сессии парламента обходят дозором подвалы Вестминстерского дворца.

«Королевские йомены» дважды спасли жизнь царствовавшему на рубеже XVIII - XIX веков британскому королю Георгу III.

2 августа 1786 года у ворот лондонского дворца Сент-Джеймс короля пыталась ударить ножом приблизившаяся к нему якобы для передачи прошения 36-летняя служанка Маргарет Николсон.
 А 15 мая 1800 года в Георга, сидевшего в царской ложе лондонского театра «Друри Лейн», дважды стрелял из пистолета 29-летний военный инвалид Джеймс Хэдфилд, восемь раз раненый в голову в войнах против французов. В обоих случаях покушавшихся скрутили, не дав им исполнить свои замыслы, «йомены» из королевского конвоя. Оба террориста были признаны безумцами и провели остаток жизни в печально знаменитой лечебнице для душевнобольных с библейским названием «Вифлеем» (он же «Бедлам», что стало нарицательным названием для всех психбольниц).

С начала XIX века «королевским йоменам» не приходилось предотвращать реальные покушения на британских монархов. Однако, несмотря на декоративные функции, это воинство сохраняет неплохие боевые навыки. Дело в том, что на службу в «йомены» приглашают лучших из ветеранов британских вооруженных сил не старше 55 лет, с выслугой не менее 22 лет, в чине не ниже унтер-офицера (сержанта) и с безупречным послужным списком. Также они должны иметь представительную внешность – рост не ниже 177 см и грудную клетку диаметром не менее 75 см.

Horse guard

Horse guard

Отбором кандидатов в «йомены», несущие службу до 70-летнего возраста, ведает лично командир их части в чине капитана. По традиции эту должность занимают не кадровые военные, а представители британской аристократии с опытом госслужбы. Так, с 2003 года «йоменами» командует 99-й по счету с момента создания этой части  капитан – один из лидеров парламентской фракции лейбористов Брайан Дэвис, получивший в 1997 году за заслуги на ниве социальной деятельности титул барона Олдхэма.

В отличие от «королевских йоменов» с их средневековыми мечами и алебардами, все восемь полков дивизии королевской гвардии имеют штатное вооружение и оснащение строевых частей британской армии. Но в дополнение к штурмовым винтовкам, камуфляжным комбинезонам, вездеходам «Лендровер»  и т.п., королевские гвардейцы, как и российские военнослужащие Кремлевского Президентского полка, имеют особое обмундирование для несения церемониальных караулов в королевских дворцах, которые части гвардии охраняют со времени их формирования в 1660-х гг.

В настоящее время гвардейцы поочередно несут караульную службу в трех королевских резиденциях (столичный Букингемский дворец, Виндзорский дворец в 40 км от Лондона и Холлирудский замок в Шотландии), а также в лондонской крепости-музее Тауэр и во дворце Сент-Джеймс – штаб-квартире придворной службы британской королевской фамилии.

Обязательными элементами парадной униформы 1-го и 2-го лейб-гвардии кавалерийских полков и их собратьев из полка королевской конной гвардии  являются стальные кирасы и шлемы с плюмажами из конского волоса (белые для лейб-гвардии, красные для конногвардейцев), а также белые лосины из оленьей кожи и высокие кавалерийские сапоги-ботфорты.

Исключительным отличием предназначенных для несения почетных караулов первых батальонов пяти гвардейских пехотных полков (Гренадерский, Колдстримский, Шотландский, Ирландский и Уэльский полки) служат высокие меховые шапки с закругленным верхом. Традиционно эти шапки шились из меха черных медведей, однако с 2005 года, уступив многочисленным требованиям «зеленых», британское военное ведомство распорядилось перейти на их изготовление из искусственного меха.

Наряду с полковыми эмблемами, украшающими шапки, принадлежность гвардейцев к конкретному полку можно определить по расположению золотых пуговиц на их ярко-алых мундирах: у гренадеров они нашиты в один ряд через равные промежутки, у колдстримцев – с промежутками между парами пуговиц, у шотландцев – между тройками, у ирландцев – между четверками, и у уэльсцев – между пятерками пуговиц.

Irich guard

Irich guard

Ежедневно между 10 и 12 часами дня гвардейцы в меховых шапках и ярко-алых мундирах, вооруженные современными штурмовыми винтовками L86, проводят парадный развод караулов перед лондонским Букингемским дворцом, неизменно привлекающий массы туристов.

Но увидеть разом военнослужащих всех гвардейских полков в их парадной униформе возможно лишь трижды в год – в третью субботу июня, когда по традиции королева лично принимает парад своей гвардии, и в первую и вторую субботу июня, когда гвардейцы проводят генеральные репетиции этого парада в полной выходной экипировке.

К слову, именно во время такого парада 13 июня 1981 года королевские гвардейцы продемонстрировали отменную выучку и хладнокровие в ходе возникшего тогда инцидента. Его виновник, некий 17-летний британец по имени Маркус Саржент, шесть раз выстрелил в сторону королевы Елизаветы II, объезжавшей верхом строй гвардейцев на парадной аллее Mall («место для гулянья»), идущей от Букингемского дворца. Уже после первого выстрела эскорт конных гвардейцев по команде офицеров окружил Елизавету плотным кольцом, не дав понести её напуганному скакуну. А капрал шотландских гвардейцев Александр Гэлловей проворно выдернул стрелка за полицейское оцепление, где тот был моментально обезоружен и обездвижен.

Как оказалось, покушавшийся стрелял холостыми зарядами из стартового револьвера, почти неотличимого от боевого «кольта». Следствие установило, что на эту выходку безработного Саржента, которому вследствие расстройства психики не удалось поступить на службу ни в армию, ни в полицию, подтолкнуло банальное «желание прославиться». Несмотря на то, что после ареста Саржент направил королеве письмо с извинениями, суд в соответствии с британским законом, принятым еще в 1842 году, расценил его выходку как «покушение на государственную измену в форме угрозы королевскому величеству» и приговорил к 5 годам лишения свободы. Из них Саржент отсидел три года, но не в тюрьме, а в психиатрической больнице. После освобождения он сменил имя и вёл вполне законопослушную жизнь.

Как и в большинстве развитых стран мира, круглосуточную личную охрану первых лиц Великобритании – будь то члены королевской семьи или старшие члены кабинета министров (премьер-министр, министры внутренних и иностранных дел) осуществляют спецподразделения полиции. Эта практика восходит к концу XVIII века, когда в дополнение к гвардейским часовым, несшим внешнюю охрану королевских резиденций Лондона, столичный уголовной суд выделил группу сыщиков-детективов для личной охраны монарха и его драгоценностей. В результате реформ 1820-1830-х гг., когда по всей Британии была сформирована ныне действующая единая полицейская система, охрана королевской семьи была доверена Управлению столичной полиции Лондона, также известному как «Скотланд-Ярд» (т.е. «Шотландский двор», на месте которого по соседству с кварталом правительственных зданий с 1829 года находилась штаб-квартира лондонской полиции).

Охраняемая сыщиками Скотланд-Ярда королева Виктория, вступившая на британский престол в возрасте 18 лет в 1837 году, скончалась в глубокой старости в 1901 году, благополучно пережив восемь покушений.

Первое из них произошло 10 июня 1840 года, когда в открытую карету королевы стрелял из двуствольного пистолета 18-летний Эдвард Оксфорд. После первого выстрела сидевший рядом с Викторией ее муж 22-летний принц Альберт (они обвенчались в январе 1840 года) пригнул беременную жену к полу коляски и прикрыл своим телом. На счастье супругов, стрелок оба раза промахнулся, тут же был схвачен, признан невменяемым, провел 23 года в сумасшедшем доме, а затем отправлен доживать свой век в Австралию. А королева благополучно родила в ноябре 1840 года первого из своих девяти детей – здоровую девочку по имени Виктория, впоследствии ставшую королевой Пруссии. 

Следующее покушение на королеву развивалось по сходному сценарию. 30 мая 1842 года в ее экипаж, ехавший по парку дворца Сент-Джеймс, стрелял 20-летний столяр Джон Френсис. После первого выстрела его сбил с ног и обезоружил королевский телохранитель – полицейский констебль Уильям Тунс. Фрэнсис, не скрывавший своих радикально-республиканских убеждений, был приговорен к смертной казни, но королева смягчила ему наказание до пожизненного заключения.

Мягко (по меркам сурового XIX века) королевский суд поступил и с юным Джоном Бином, который 3 июля 1842 года выстрелил в сторону королевы из пистолета, заряженного… нюхательным табаком. Шутка обошлась юнцу в 18 месяцев лишения свободы.

А повторно пытавшийся сыграть в мае 1849 года ту же шутку с королевой, рядом с которой тогда были трое ее малолетних детей, великовозрастный ирландец Уильям Гамильтон получил по уже упоминавшемуся «Закону о государственной измене» от 1842 года максимально допустимое наказание – семь лет тюрьмы.

Такой же срок, т.е. 7 лет заключения в тюрьме особого режима на австралийском острове Тасмания получил 31-летний отставной офицер Роберт Пейт после того, как 27 июня 1850 года он вскочил на подножку опять-таки открытого экипажа королевы, ехавшего по знаменитой лондонской улице Пикадилли, и нанес августейшей пассажирке удар тростью по голове. По счастью, силу удара смягчила пышная шляпка, а нападавшего тут же скрутили королевские телохранители. Несмотря на странности поведения Пейта, суд не признал его безумным и отправил в тюрьму. В тот день королева получила «фонарь» под глаз. Это была единственная физическая травма, нанесенная британскому монарху в результате покушения за последние 200 лет.

В феврале 1872 года карету Виктории у ворот Букингемского дворца атаковал вооруженный незаряженным пистолетом юноша. Но 45-летний Джон Браун – дворецкий королевы (и, как считают некоторые историки, тайный любовник Виктории, овдовевшей в возрасте 42 лет в 1861 году) сбил нападавшего с ног прежде, чем королева увидела его. На суде задержанный – 17-летний ирландец Артур О`Коннор – объяснил свое поведение желанием вынудить императрицу под угрозой оружия принять петицию о помиловании заключенных ирландских националистов. В итоге сам О`Коннор получил год тюрьмы, а бдительный Браун – золотую медаль.

Наконец, 2 марта 1882 года на перроне железнодорожной станции «Виндзор» в Викторию, выходившую из царского поезда, стрелял 20-летний безработный шотландец Родерик Маклин. По счастью, он успел выпустить из 6-зарядного револьвера «кольт» всего одну ни в кого не попавшую пулю. Как и многие его предшественники, он был признан невменяемым и помещен в сумасшедший дом, порядки в котором тогда мало отличались от тюремных.

Возможно, самое серьезное покушение на королеву и членов ее семьи готовилось накануне 21 июня 1887 года, когда в честь 50-летия царствования Виктории в Вестминстерском аббатстве Лондона состоялось торжественное богослужение с участием всей королевской семьи, а также членов британского парламента и правительства. Мало кто знал тогда, что тайно прибывшие в Британию из США трое ирландских националистов – «генерал» Френсис Миллен, Томас Калан и Мишель Харкинс – намеревались взорвать динамитом аббатство со всеми бывшими там людьми. Однако задержка судна, на котором они плыли из Нью-Йорка в Ливерпуль, вынудила бомбистов отложить замыслы «до лучших времен». Которые для них так и не наступили – Калан и Харкинс были арестованы в ноябре 1887 года и получили по 15 лет тюрьмы. Их вожак Миллен бежал в Нью-Йорк, где вскоре погиб при загадочных обстоятельствах.

Подробности «юбилейного заговора», как окрестила его британская пресса, были преданы огласке уже в 1889 году, когда в Лондоне на парламентских слушаниях по «ирландскому вопросу» выступил… один из лидеров американского крыла ирландских террористов Анри ле Карон. Он же Томас Миллер Бич. И он же – тайный агент-осведомитель Скотланд-Ярда, сотрудничавший с британской полицией еще с середины 1860-х гг. Получив от англичан полную амнистию, Бич-Карон умер своей смертью в 1894 году, успев издать мемуары «25 лет на секретной службе». Но там не было сказано ни слова о связях Бича с организаторами «юбилейного заговора», чей вожак Френсис Миллен, согласно британским архивам, рассекреченным лишь в начале XXI века, также сотрудничал со Скотланд-Ярдом. И намеренно затянул свою поездку в Британию так, чтобы наверняка не попасть с сообщниками в Лондон до юбилейных торжеств. За свои услуги Миллен, как и Бич-Карон, получил от англичан 10 тысяч фунтов (порядка 500 тысяч долларов по нынешним меркам). А затем, возможно, сами британцы ликвидировали его, как нежелательного свидетеля.

Как бы там ни было, 1880-е годы стали поворотной эпохой в истории охраны королевской семьи Великобритании. Именно тогда в структуре Управления столичной полиции Лондона появился т.н. «Особый отдел» (Special Branch), противостоящий террористической и подрывной деятельности экстремистских группировок, в т.ч. покушениям на членов королевской фамилии, действуя негласными методами – с помощью внедренной агентуры, наружного наблюдения, перлюстраций переписки и т.п. До конца 1930-х гг. служба личной охраны королевского семейства Виндзоров получала информацию от «Особого отдела», но подчинялась не ему, а лично начальнику Управления столичной полиции Лондона. Однако с началом Второй мировой войны, когда королевская семья как живой символ британской нации стала целью не только ирландских радикалов, но и контактировавших с ними спецслужб гитлеровской Германии, вся ответственность за охрану членов династии Виндзоров была возложена на «Особый отдел»

Security car

Security car

В результате комплексной реформы «Особого отдела», предпринятой в первой половине 1980-х гг., в его составе был образован «Департамент охраны королевской семьи и дипломатических представительств». Его основными подразделениями стали «Специальная эскортная группа» на мотоциклах БМВ, 8-цилиндровых лимузинах «Мерседес» и БМВ ярко-красного цвета и вездеходах «Рендж-Ровер», дивизион охраны королевских дворцов (группа SO 15), и, наконец, дивизион личной охраны членов королевской фамилии (группа SO 14). По общепринятой практике, точное количество королевских телохранителей и подробности их работы являются государственной тайной. Известно, что примерная численность сотрудников королевской «лички» (группа SO 14) составляет 200 человек, а всего в Департаменте в 2000 году служило около 600 сотрудников. Однако их количество увеличилась после того, как в 2005 году всё Управление столичной полиции Лондона, его «Особый отдел» и входящий в него «Департамент охраны королевской семьи и дипломатических представительств» ввиду растущей угрозы терроризма были реорганизованы по функциональному принципу.

К началу 2008 года в структуре Управления столичной полиции Лондона, где ныне служат более 31 тысячи полицейских чинов, насчитывалось 10 директоратов (главков), включая сменивший «Особый отдел» «Директорат специальных операций» (Specialist Operations) под руководством помощника полицейского комиссара (Assistant Commissioner – чин британской полиции, равный генерал-майору) Питера Кларка (Peter Clarke). Указанный директорат состоит из трех отделов, названных на военный манер «командованиями».

Самым многочисленным из них является «Анти-террористическое командование» (Counter Terrorism Command), унаследовавшее большинство функций и сотрудников «Особого отдела» и уполномоченное координировать антитеррористическую деятельность всех региональных управлений полиции Великобритании, а также британской разведки «МИ-6» (она же SIS) и контрразведки «МИ-5». «Командование безопасности» (Security Command) отвечает за ее обеспечение в лондонских аэропортах. Что касается «Командования охраны» (Protection Command), то именно оно является преемником  «Департамента охраны королевской семьи и дипломатических представительств» и состоит из четырех секций: «Специальной охраны» (Specialist Protection), охраняющей премьер-министра и других высших государственных чиновников, «Охраны парламента», «Охраны дипломатического корпуса» и «Охраны королевской семьи».

С 2003 года по настоящее время «Департамент охраны королевской семьи» и пришедшее ему на смену «Командование охраны» возглавляет полицейский коммодор (чин, примерно равный полковнику) Питер Лоуборо (Peter Loughborough). Примечательно, что Лоуборо, отдавший службе в полиции 28 из 50 лет своей жизни, является самым знатным полицейским чином Великобритании, полное имя которого звучит следующим образом: «Питер Сент-Клер-Эрскин, седьмой ярл Росселина, лорд Лоуборо». Титул  лорда Лоуборо сыграл не последнюю роль при его назначении на должность шефа королевской охраны, все функции которого осуществляются в постоянном взаимодействии с «Департаментом по делам королевского двора» (Royal Household), возглавляемым лордом-гофмейстером (Lord Chamberlain) и ведающим всеми протокольными, церемониальными, административно-хозяйственными аспектами жизни королевской семьи.

По сведениям британских СМИ, именно с подачи барона Ричарда Люса, занимавшего пост лорд-гофмейстера с 2000 по 2006 гг., в этот период произошло существенное обновление руководства королевской охраны. Помимо Питера Лоуборо, в 2003 году новым начальником личной королевской охраны (группа SO 14) был назначен старший суперинтендант (подполковник) полиции Стефен Грейнджер (Stephen Grainger). А в мае 2004 года в «Департаменте по делам королевского двора» была образована прежде не существовавшая «Служба королевской безопасности» во главе с бригадным генералом Джеффри Куком (Jeffrey Cook), контролирующая соблюдение режимных мер безопасности всеми служащими и гостями королевского двора.

Все эти кадровые подвижки состоялись после двух громких скандалов, вызванных грубыми проколами службы королевской безопасности. Один из них произошел в июле 2003 года, когда в Виндзорском замке состоялась вечеринка в честь 21-летия (т.е. полного совершеннолетия) принца Уильяма. Наряду с 300 гостями, одетыми в маскарадные костюмы, на эту вечеринку без всякого приглашения проник 36-летний актер из Лондона Аарон Баршак, в костюме и с гримом… «Усамы Бен Ладена». «Усама» был задержан лишь после того, как приветствовал именинника со сцены, а затем поцеловал его.

В ноябре 2003 года в канун государственного визита в Великобританию президента США Джорджа Буша в штате служителей Букингемского дворца обнаружился… «засланный казачок». Им оказался 26-летний репортер отдела британской газеты «Дейли Миррор» Райан Пэрри, который в августе 2003 года устроился лакеем в Букингемский дворец, предъявив местным кадровикам поддельные рекомендации и заполнив анкеты фиктивными сведениями, никак не упомянув о своей работе в газете. После рутинного собеседования с представителем королевской охраны Пэрри получил доступ к электронной системе его безопасности, ключам от дверей личных королевских апартаментов и другим «королевским секретам». Журналист был разоблачен, когда коллеги-дворецкие случайно застигли его за фотографированием интерьеров гостевой спальни, предназначенной для президентской четы Бушей.

Наряду с ужесточением общих режимных требований, особое внимание нынешнего руководства королевской охраны посвящено контролю за обращением с табельным оружием. Если состоящие на вооружении силового резерва королевской охраны автоматы производства ФРГ Heckler & Koch MP5  до сих пор стреляли лишь в тирах, то личные телохранители членов королевской фамилии, вооруженные полуавтоматическими 9-мм пистолетами «Глок-17» производства Австрии, с начала 2000-х гг. как минимум трижды допускали случайные выстрелы из своего оружия в присутствии охраняемых особ – и лишь по случайности при этом никто не пострадал.

Что касается реальных угроз безопасности королевской семьи Великобритании, то в наши дни, как и в XIX веке, они исходят главным образом от психически неуравновешенных одиночек – радикальных противников монархии и искателей скандальной славы. За последние 30 лет королевская охрана зафиксировала около 20 инцидентов, связанных с нарушениями личной безопасности членов королевской семьи. Это и попытки пешего проникновения в личные королевские апартаменты (безработный Майкл Фаган в марте 1982 года, группа женщин, протестовавших против ядерных вооружений – в 1993-м, и беглец из психбольницы Алистер Коэ в 1997 году), и прорывы на территорию королевских резиденций с использованием транспортных средств (мотодельтапланеристы в феврале 1994-го и декабре 2000 года и студент Джон Гиллард, таранивший в 1995 году своим автомобилем ворота Букингемского дворца).

Но чаще всего ЧП с членами британской королевской фамилии происходят в их загранпоездках: в 1986 году в Новой Зеландии в открытое окно лимузина Елизаветы II закинули яйцо, в 1990-м в той же Новой Зеландии в королеву бросили тряпку, в 1994 году в австралийском Сиднее в сторону наследного принца Чарльза стрелял из стартового пистолета местный житель Дэвид Канн, а в ноябре 2001 года во время визита Чарльза в Ригу его хлестнула по лицу букетом цветов 16-летняя школьница из Даугавпилса Алина Лебедева.  Свой поступок девушка объяснила как протест против вступления Латвии в НАТО и против войны в Афганистане. Как и в большинстве вышеперечисленных случаев, местное правосудие по личной просьбе принца ограничилось административным штрафом «террористки».

Справедливости ради следует отметить, что с конца 1980-х гг. члены королевской британской фамилии более десяти раз посещали Россию, а в октябре 1994 году в нашей стране впервые за 100 лет побывала с официальным визитом королева Великобритании. Ни одна из их поездок в нашу страну не была омрачена каким-либо инцидентом. Что свидетельствует о высочайшем профессионализме служб безопасности принимающей российской стороны – и об их действенном партнерстве с британскими коллегами, несущими почетную и очень нелегкую миссию по охране королевской семьи...

Поставьте закладку на эту страницу или добавьте материал на блог:

«Академия русской символики «МАРС»

© Перепечатка и иное воспроизведение материалов сайта и альманаха без письменного разрешения редакции ЗАПРЕЩЕНЫ!

© AVE-студия (Артур Вецкус): разработка и поддержка.

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Rambler's Top100   Яндекс.Метрика