Сегодня
декабря,
вторник
 
В этот день »»
Ближайшие
памятные даты »»
Приближаются праздники »»
Новости  Архив  Портфель  Авторы  Редакция  Подписка  Где купить  Обсуждение  Коллекции  Галерея памяти  Жизнь Клуба  
главная » Архив номеров » Публикация на сайте

Читайте в Архиве:

Шалости пера или подтасовка?

Портфель редактора за 2014 год

Возвращение отвергнутого имени одного человека [речь идет о Л.Берии - прим. ред.] недопустимо за счёт унижения достоинства других людей, в том числе моего отца Якова Березина, служившего в Московской ЧК в 1918–1920 годах. Он был секретарём МЧК, фактическим заместителем её председателя Феликса Дзержинского, совмещавшего эти обязанности с должностью председателя ВЧК. В 1921 году Березин был назначен помощником, фактическим заместителем управляющего делами ВЧК и сотрудником для выполнения особых поручений при председателе ВЧК. Он должен был руководить арестом Берии в декабре 1921 года.

Как советские пограничники разгромили британский «Арсенал»

Портфель редактора за 2012 год

После проведения Тегеранской конференции был организован  футбольный турнир на Кубок шаха Ирана -  Мохаммеда Реза́ Пехлеви́. За него боролись команда 131 стрелкового полка погранвойск НКВД СССР, две команды Ирана – «Дирай», «Туран» и профессионалы команды «Арсенал» Великобритании. 

Первоначально команда пограничников и английская команды  обыграли обе иранские команды.

Затем, согласно   правилу круговой системы, в матче с «Арсеналом» команда 131 погранполка НКВД  обыграла английскую команду  в финале Кубка шаха со счетом 1:0.

Шандор Радо. Малоизвестное об известном. Его вклад в победу

Выпуск 5, 2007 год

Жизнь Радо похожа на захватывающий воображение роман. Комиссар одного из полков Венгерской Красной Армии, он после поражения Венгерской Советской республики в 1919 г. эмигрирует в Австрию, где создает информационное агентство РОСТА-ВИН, сыгравшее заметную роль в распространении правды о молодой Советской республике; а затем - интернациональное телеграфное агентство ИНТЕЛ, передававшее информацию в Москву.

Хинштейн, Лубянка и Первая конная

Выпуск 4, 2006 год

Депутат Государственной Думы и публицист Александр Евсеевич Хинштейн, получив доступ к некоторым архивным делам ФСБ, написал и издал книгу под зловещим названием «Подземелья Лубянки». М., «Олма-Пресс», 2005 г.

Дзержинский в Беларуси

Портфель редактора за 2013 год

Родные места оставили неизгладимый след в душе Феликса Эдмундовича. И куда бы потом ни бросала его судьба – он не расставался в мыслях со своим родовым имением. Так, в письме брату он писал: «Я ведь не раз думаю о нашем Дзержинове, как о сказке, что там восстановятся все силы мои и молодость вернётся… Во сне я часто вижу дом наш, и сосны наши, и горки белого песку и канавы, и всё до мельчайших подробностей».

Операция «Эврика». Часть 1

Портфель редактора за 2012 год

ТЕГЕРАНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ. Место проведения - Иран, город Тегеран, даты проведения - 28 ноября – 1 декабря 1943 года

Идея проведения такой конференции принадлежала президенту США Рузвельту. Она была выдвинута в августе 1943 г. во время Квебекской конференции.Он предложил Сталину провести встречу, которая «была бы неофициальная и совершенно простая».Тем не менее, Сталину, Черчиллю и Рузвельту пришлось  обменятся 32 посланиями, прежде чем определили сроки и место встречи.


Тема Великой Отечественной войны и Победы советского народа в этой исторической эпопее не оставляет равнодушным ни одного цивилизованного человека.

Почтовые марки разных стран - яркий тому пример.

В разделе "На заметку коллекционеру" мы расскажем о наиболее интересных экземплярах филателистического мира.

В Клубе ветеранов госбезопасности создано юридическое бюро для оказания помощи и представительства в правоохранительных органах и судах.

Юридическое бюро


Locations of visitors to this page

Разведчик-легенда Джордж Блэйк в Таганроге

13 марта 2011; №11 за 2009 год; стр. 111 рубрика:Личности и лица

Автор публикации: А.И.Зуев

Позвонивший по правительственной ВЧ-связи генерал был лаконичен: прибывающий в Таганрог высокий гость хочет познакомиться с городом, родившим великого Чехова, и с теми историческими местами, которые хранят память о нем. А поскольку был август 1988 года, завершить экскурсию планировалось прогулкой на яхте в Таганрогском заливе.

Таких гостей, прибывавших по различным делам в Ростовскую область, всегда тянуло заглянуть в Таганрог для того, чтобы разнообразить служебные командировки более приятными впечатлениями. Посещение чеховских мемориальных мест и отдых на яхте относились именно к таким; тем более, что в этом плане Таганрог не имел конкурентов не только в области, но и за ее пределами. Просьба была понятна и выполнима, несмотря даже на то, что ни имени, ни занимаемого гостем положения сообщено не было. Поэтому спокойно готовились к встрече.

Гостей прибыло трое. Приятная супружеская пара и их 18-летний сын, только что успешно сдавший экзамены и поступивший на 1 курс Московского государственного университета. Обмен любезностями уже показал, что они мало похожи на столичных чиновников. В словах чувствовалась искренность и неподдельный интерес к цели приезда, тем более оказалось, что из Москвы они прибыли именно для пополнения своих знаний от литературы Чехова, впечатлениями любимого писателя о его Родине. Особенно в интересах своего сына, избравшего гуманитарный профиль высшего образования — специально приехали для этого! Этим незнакомцы сразу же вызвали к себе искреннее уважение — хотелось оправдать их ожидания от пребывания на таганрогской земле.

Яхта «Легенда»

Яхта «Легенда»

Начало этому было задано экскурсоводом Чеховского музея заповедника Матковской Линой Владимировной. У нее чудесный дар доносить до слушателей не только интересную информацию, но и делать это со свойственным ей блеском: увлеченностью, за ставляющей сопереживать каж дого слушателя. Гости сразу же стали соучастниками действа. Образовалась удивительная об ратная связь, вылившаяся в ин тересный диалог. Сколько раз мне приходилось сопровождать делегации, отдельных гостей, от личавшихся степенностью, деликатностью; я впервые видел таких увлеченных Чеховым собеседников. Их интересовали факты, подробности, атмосфера: и о школьном карцере, и о проблемах и талантах в семье Чеховых, и как работу Антона Чехова по математике, несмотря на арифметические ошибки, на «отлично» оценил преподаватель гимназии Эдмунд Дзержинский, отец Ф.Э. Дзержинского, первого Председателя Всероссийской Чрезвычайной Комиссии (ВЧК). Особо впечатлил уникальный факт: Чехов — ученик Дзержинского!

Беседа так заняла всех участников встречи, что вполне естественный профессиональный вопрос: а кто же эти гости? — сам собой откладывался на потом, как вдруг сопровождавший гостей сотрудник безопасности областного Управления КГБ Васьковский В. отвел меня в сторону и шепнул имя главного гостя — Джордж Блейк.

С этой минуты дальнейшее повествование Лины Владимировны для меня уже было фоном, на котором более отчетливо виделось другое: легендарный разведчик находится от меня на расстоянии вытянутой руки, и я вижу и слушаю его. Говорит по-русски прилично, но акцент чувствуется. Сразу же захотелось выяснить, как у него со знаменитым английским чувством юмора. Случай представился позже и не раз. Прошло много времени с тех пор, как советский разведчик Блейк в октябре 1966 года совершил знаменитый побег из Лондонской тюрьмы «Уормвуд скрабс» и был доставлен в СССР. Фото Блейка я никогда не видел, смотрю, как выглядит, разговаривает разведчик. В тот момент хотелось, чтобы таганрожцы узнали, кто приехал в наш город, но в 1988 году это было нереально: его имя могло произноситься только уважительным шепотом среди коллег.

Встреча с Георгием Ивановичем Бехер (так звучит его имя) состоялась и в 1990 году в Москве. В память о встречах он сделал дарственную надпись на книге «Человек из отделения Игрек», посвященной ему, и на своей собственной фотографии, которую сам разведчик никогда не видел. Фотография вызвала интерес у Георгия Ивановича: подношу фото для автографа и вижу удивление в его глазах: «Откуда у Вас эта фотография? У меня нет такой. Как Вы ее добыли?»

...С фотографией связана несколько необычная история. Если книгу мне удалось приобрести, то с фотографией были проблемы; вернее, не было проблем, так как фотографий Блейка не было нигде. И вот, наконец, добыл фотографию (это было фото из личного дела Джорджа Блейка), увеличил ее, оставил место для автографа...

«Работа у меня такая, Георгий Иванович. Добывать нужный материал», — вырвался у меня ответ. Рассмеявшись, разведчик написал на английском языке слова признательности «таганрогским товарищам с наилучшими пожеланиями». Этот документ может увидеть всякий посетивший музей Таганрогского городского отдела ФСБ.

Историю Джорджа Блейка можно прочитать в книгах, но его собственное изложение превосходит печатные страницы. И не только печатные станицы, но и фильм о побеге Блейка из тюрьмы с его комментариями смотрится намного интереснее. Запомнился эпизод, когда актер, исполняющий роль Блейка, преодолевает в дождь высокий тюремный забор по заранее подготовленной организаторами побега веревочной лестнице. Достигнув вершины забора, актер поворачивает свое измученное усталостью и поливаемое дождем лицо в сторону наезжающей на крупный план кинокамеры и позирует в течение нескольких секунд. В этот момент Георгий Иванович останавливает видеоленту и говорит: «На самом деле, я лез значительно быстрее. Так торопился, что при приземлении на улицу повредил руку».

Очень хотелось узнать от него лично — когда, при каких обстоятельствах Блейк стал советским разведчиком? Во время плена в Северной Корее, где о нем заботились офицеры советской госбезопасности, или ранее, во время участия в движении Сопротивления, или учебы в Кембридже? На всех этих и других этапах могли произойти вербовочные контакты. И Георгий Иванович, умело выстроив рассказы, оставлял нам шанс догадаться самим. Запомнилось, что во время длительного вынужденного бездействия в плену в Северной Корее он хотел читать. Никакой библиотеки не было. Ему принесли одну-единственную книгу, неизвестно как оказавшуюся в тех местах. Это был «Капитал» Карла Маркса на русском языке. Времени вполне хватило, чтобы улучшить собственное знание русского языка, осилив дважды (!) «Капитал» от корки до корки. «Я лучший знаток «Капитала» среди всех разведчиков мира, и советских в том числе», — с присущим юмором ответил Григорий Иванович на вопрос о начале знакомства с советской разведкой.

...Джордж Блейк занимал высокий пост в английской разведке. Осознанно связав свою судьбу с советской разведкой, с риском для жизни он передавал информацию о планируемых акциях спецслужб против СССР. Одна из таких разоблаченных акций — операция «Тоннель» (территория Германской Демократической Республики, 1956 год) вызвала панику не только среди спецслужб, но и во всем мире. Руководство Центрального разведывательного управления США (ЦРУ) и их союзники стали серьезно подозревать друг друга в предательстве. Затем стали тщательно анализировать провал операции, о которой знал только ограниченный круг лиц. Операцию «Тоннель» проводили вместе ЦРУ и СИС (Сикрет Интеллидженс Сервис) Великобритания. Абсолютная секретность, большие затраты, современная техника были использова­ны для главной цели — обеспечить прослушивание телефонных линий Советского командования и правительственных линий связи ГДР, что дало бы огромный объем разведывательной информации, которую иными путями, даже агентурным проникновением, очень сложно добыть. А перехваченная по каналам телефонной связи информация поступала и обрабатывалась мгновенно. Налицо скорость получения информации, скорость принятия решений, и, судя по замыслу, принятие упреждающих решений, что может быть важнее в политике, чем владение информацией о намерениях оппонентов.

Тоннель начинался с заброшенной территории Западного Берлина, с глубины 8 метров, и через несколько сотен метров, перейдя границу, завершался в восточной части города у места, где проходили телефонные коммуникации, соединяющие правительственные учреждения ГДР, командование советских частей, прямые выходы на Москву. Тоннель был оборудован всем необходимым для того, чтобы снимать информацию через аппаратуру, подсоединенную к линиям связи. Постоянно дежурили в месте соединения с линиями связи несколько специально подготовленных сотрудников военной разведки. Внешних признаков строительства тоннеля не было, так как его строительство велось с мерами предосторожности. Рядом с входом в тоннель заранее были построены несколько небольших зданий, которые предназначались для радиолокационных станций. Об этом американская сторона заранее предупредила советское командование. Все выглядело буднично, тем более, что такие сооружения строило и советское командование на своей территории и тоже с уведомлением, как это было заранее оговорено. Так что начало стройки не вызывало никаких сомнений...

...В то время Джордж Блейк руководил агентурной сетью английской разведки в ГДР и Чехословакии, поэтому об операции «Тоннель» он знал с самого начала. Естественно, узнала об этом и советская разведка и заранее готовилась по своему плану, в котором большое место уделялось не только возможному разоблачению, но и подготовке дезинформации для «утечки секретных сведений». Несколько месяцев советская сторона «не догадывалась об утечке информации». Затем, как бы случайно, произошли сбои в работе каналов связи, возникла естественная проверка неполадок, что «случайно» выявило факт подключения к каналам связи с использование тоннеля.

15 апреля 1956 года в два часа ночи дежурившие на станции подслушивания сотрудники американской разведки услышали голоса с противоположной стороны тоннеля. Голоса принадлежали проникшим в тоннель специалистам по ремонту каналов связи — сотрудникам службы безопасности ГДР и советской контрразведки. Шок операторов сделал свое дело — они ретировались со скоростью, не позволяющей исполнить предписание в случае чрезвычайного положения: уничтожить все оборудование.

Для американских спецслужб и политиков наступило мрачное время. Смешно, но никто не собирался признавать тоннель своим. Начальник штаба американских войск в Европе избегал переговоров, отметив, что решение вопроса он передал Вашингтону. Оправившись от смятения в своих рядах, западные разведывательные центры пришли к выводу, что провал операции — не дело случая. Появилась основная версия — советская разведка была заранее проинформирована человеком, занимающим достаточно высокое положение в руководстве западных спецслужб. Но в тот момент все разведки исключали факт проникновения в их ряды советского разведчика. Истинная причина провала операции будет обнародована 10 лет спустя...

С 1960 года Блейк работал в Бейруте. Все это время с провала операции «Тоннель» западные спецслужбы проводили расследование, углубленную проверку всех лиц, подозреваемых в связях с советской разведкой. В круг проверяемых попал и Блейк. Он начал чувствовать интерес к своей персоне. Положение усугублялось тем, что был арестован и сознался в связях с советской разведкой один из его подчиненных. На Блейка указывали и другие косвенные признаки: небританское происхождение, пребывание в плену в Северной Корее. И, наконец, он был участником совещания в Лондоне в 1954 году, на котором обсуждался вопрос о строительстве шпионского тоннеля. И, тем не менее, его работой продолжают оставаться довольными обе разведки — британская и советская.

В марте 1961 он телеграммой приглашается в Лондон для консультаций. Вместо этого — допрос, арест, суд. Блейк признается в том, что сотрудничество с советской разведкой — это его осознанный выбор. Выбор, к которому он шел многие годы: религиозное воспитание в детстве, работа в подполье против фашистов, служба на флоте, работа в разведке, восхищение героизмом советских войск во Второй мировой войне меняло взгляды на жизнь. Интерес к России привнесли и преподаватели — в Кембридже русский язык и литературу ему преподавала женщина, вышедшая из семьи петербургских англичан, которые издавна проживали в Петербурге. Ей удалось привить студентам интерес к России, российской истории. В программу подготовки разведчика Блейка входило и изучение трудов классиков марксизма. В тот исторический период весь мир следил за экспериментом, который проис­ходил в СССР, и очень многие хотели помогать советскому народу в достижении великой цели. Не стал исключением и сотрудник английской разведки Д. Блейк. Общие интересы он поставил выше личных и национальных.

Следствию не удалось уличить Блейка в аморальных мотивах его сотрудничества с советской разведкой. Не было и фактов, доказывающих, что мотивом сотрудничества могла быть корысть.

Судебный приговор удивил всех — 42 года лишения свободы. Впервые в истории британского правосудия назначен такой длительный срок наказания. На мой недоуменный вопрос, почему так много, Георгий Иванович ответил в присущей ему манере. Он предполагал, что наказание будет не более 14 лет, но для него, по его словам, сделали исключение, аргументировав, что он преступил британские законы, работая в столицах трех стран: Лондоне, Берлине и Бейруте. Простым умножением получается 42. Очень большой срок. Как признался Блейк в интервью В. Андриянову, такой длительный срок — лучший стимул для того, чтобы попытаться сократить его. Мечта о побеге начала созревать сразу после оглашения приговора. Говоря о подготовке и осуществлении побега, Георгий Иванович называет только имя помощника Шона Берка, остальные детали нельзя назвать и сегодня. Чтобы не расстраивать собеседников, Блейк охотно рассказывает, с какими приключениями он добирался до Москвы. После неудачного падения с тюремного забора он провел несколько недель в заранее подготовленной квартире недалеко от тюрьмы, пока не улеглись страсти по его поиску. Информация о побеге «чемпиона шпионажа», так окрестили его журналисты, распространилась моментально. Скотланд-Ярд торпедировали запросы редакций газет с требованиями сообщить о результатах расследования. Молчание расценивалось как слабость и неспособность что-либо сделать. Шла критика спецслужб, правительства, как всегда в таких случаях, возникали невероятные догадки. Трескался миф о всесильности Сикрет Интелледжент Сервис. Назначена королевская комиссия. Все было бесполезно: Джордж Блейк исчез. А он, переждав агонию, переправился на материк и в туристическом фургоне добрался до ГДР, где и был встречен сотрудниками Первого Главного Управления КГБ СССР (разведка). Тяжело дался многочасовый переезд в специально отгороженном доской стоячем месте. Перевозившие его люди, как сказал Георгий Иванович, старались сделать его временное пребывание более комфортным, и даже поставили пустую бутыль под ноги — мало что может произойти в дороге. Комизм ситуации проявился почти сразу после закрытия убежища в фургоне — было настолько тесно, что невозможно было не только наклониться за емкостью, но даже повернуться...

Прошло несколько лет, когда в феврале 1970 г. появилось сообщение ТАСС: «Президиум Верховного Совета СССР высоко оценил заслуги товарища Джорджа Блейка, офицера советской разведки, который на протяжении многих лет в крайне тяжелых условиях срывал интриги и действия британской тайной службы, направленные против Советского Союза и других социалистических стран, и решил наградить его орденом Ленина».

А в 1988 году изучавший в Кембридже русский язык и литературу Д. Блейк приезжает в Таганрог к Чехову. После прогулки на яхте «Легенда» Георгий Иванович искренне поблагодарил за радушное гостеприимство в Таганроге, что и видно из дарственной надписи, сделанной им на книге о жизни разведчика Блейка — «Человек из отделения «Игрек».

На память Георгию Ивановичу я подарил книгу о Чехове с такими словами — «Человеку из Легенды в память об отдыхе на яхте «Легенда». Называется книга «Таганрога я не миную». Хочется верить, что семья Георгия Ивановича Бехера, полковника Службы внешней разведки России, не минует Таганрога в дни празднования 150-летнего юбилея Антона Павловича Чехова в январе 2010 года.

Поставьте закладку на эту страницу или добавьте материал на блог:

«Академия русской символики «МАРС»

© Перепечатка и иное воспроизведение материалов сайта и альманаха без письменного разрешения редакции ЗАПРЕЩЕНЫ!

© AVE-студия (Артур Вецкус): разработка и поддержка.

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Rambler's Top100   Яндекс.Метрика