Сегодня
декабря,
вторник
 
В этот день »»
Ближайшие
памятные даты »»
Приближаются праздники »»
Новости  Архив  Портфель  Авторы  Редакция  Подписка  Где купить  Обсуждение  Коллекции  Галерея памяти  Жизнь Клуба  
главная » Архив номеров » Публикация на сайте

Читайте в Архиве:

Во имя спокойствия и безопасности державы: страницы истории службы государственной безопасности Воронежского края

Портфель редактора за 2008 год

В монографии рассматривается пятисотлетний отрезок истории зарождения, становления и развития структур, обеспечивающих спокойствие и безопасность российского государства. Приводятся как тексты архивных документов, нормативных актов, отчетов, оперативных документов, так и документы, введенные в научный оборот ведущими специалистами в исследовании истории спецслужб, прежде всего профессорско-преподавательским составом академии ФСБ России и членами Общества по изучению истории отечественных спецслужб. На документальном материале раскрыта специфика работы спецслужб Воронежского края. В книге 450 черно-белых и 42 цветные фотографии.

Секретные генетические, финансовые и разведовательные программы третьего рейха

Портфель редактора за 2008 год

«Вторая моя встреча с ветераном политической разведки Третьего рейха Хайнцем Фельфе состоялась 16 марта 2006 года, в 11 часов дня я поднялся на третий этаж госучреждения и вошел в небольшой, но уютный служебный кабинет. Передо мной сидел мужчина небольшого роста, в хорошей физической форме, с яркими, светлыми, проницательными глазами, видимо, острым пытливым умом и феноменальной памятью. Специальная подготовка у этого «зубра» феноменальная, считывает информацию, моделирует ситуационное и рефлекторное поведение оппонента мгновенно. На мой вопрос, как Ваше здоровье, он с юмором ответил: «Не дождетесь!»

Хинштейн, Лубянка и Первая конная

Выпуск 4, 2006 год

Депутат Государственной Думы и публицист Александр Евсеевич Хинштейн, получив доступ к некоторым архивным делам ФСБ, написал и издал книгу под зловещим названием «Подземелья Лубянки». М., «Олма-Пресс», 2005 г.

Кавалеры нагрудного знака «Почётный работник ВЧК-ГПУ. 1917-1922» Часть 1.

Портфель редактора за 2016 год

История учреждения первой высшей ведомственной награды советских органов государственной безопасности.

Новое о мюнхенской трагедии 1972 года

Портфель редактора за 2012 год

40 лет назад бойня в Мюнхене омрачило проведение летних Олимпийских игр. Документы Ведомства по охране конституции ФРГ подтверждают теперь то, что палестинские террористы сотрудничали с неонацистами – немецкие правоохранители знали об этом. Выход на олимпийский стадион израильской команды в 1972 г.: все заложники были убиты.

Меркантильная ложь как товар, или Мифы для торга, ложь для продажи

Выпуск 6, 2007 год

Писать о прошлом проще, чем о настоящем и будущем, потому что воспроизводить приходится то, что уже было, ничего не убавляя и не прибавляя, но это при условии, если писать честно. И все же, к великому сожалению, не всегда можно легко разобраться со вчерашними событиями, которые преднамеренно замешаны на лжи, тем более неправде, для ее продажи. К таким событиям можно отнести и длинный дезинформационный шлейф о событиях на Смоленщине в районе Катынского леса.


Тема Великой Отечественной войны и Победы советского народа в этой исторической эпопее не оставляет равнодушным ни одного цивилизованного человека.

Почтовые марки разных стран - яркий тому пример.

В разделе "На заметку коллекционеру" мы расскажем о наиболее интересных экземплярах филателистического мира.

В Клубе ветеранов госбезопасности создано юридическое бюро для оказания помощи и представительства в правоохранительных органах и судах.

Юридическое бюро


Locations of visitors to this page

Новое о мюнхенской трагедии 1972 года

26 сентября 2012; портфель за 2012 год; без рубрики

40 лет назад бойня в Мюнхене омрачило проведение летних Олимпийских игр. Документы Ведомства по охране конституции ФРГ подтверждают теперь то, что палестинские террористы сотрудничали с неонацистами – немецкие правоохранители знали об этом. Выход на олимпийский стадион израильской команды в 1972 г.: все заложники были убиты.


До сих пор  большинство экспертов исходят из того, что это были левые экстремисты, которые были связаны с "Чёрным сентябрём" и, например, помогали при предоставлении террористам убежища в Мюнхене. Ведь были же и признаки для соответствующего сотрудничества, например, ликующий памфлет основательницы ФКА[1] Ульрике Майнхоф (Ulrike Meinhof)[2], которая позднее расхваливала бойню, т.к. она "сделала ясными сущность империалистического господства". Или свидетельство одного человека, порвавшего с террором и утверждавшего в 1978 г. в SPIEGEL, что ему рассказывал один товарищ, что не обошлось без «Революционных ячеек» ("Revolutionäre Zellen")[3] при “предоставлении убежища” группе палестинцев.

Не так давно  по предложению SPIEGEL Федеральное ведомство по охране конституции в Кёльне рассекретило свою документацию в связи с преступлением на Олимпиаде. Полицейский отчёт включает в себя более чем 2000 страниц документов, в которых содержатся конфиденциальные исследования и заметки, корреспонденция ведомств с Федеральной разведслужбой (БНД) и Федеральным управлением криминальной  (ФВКП) – конкретно полицейские отчёты. Следует ли рассматривать в новом свете историю диверсии на Олимпиаде на основе этих до сих пор секретных документов? Частично да, считает SPIEGEL.

Согласно документам, открытым  Ведомством по охране конституции, версии о «левых» следует рассматривать скорее как легенды.

 

Мужчины, задержанные поздним вечером 27 октября 1972 г. в доме бывшего сотрудника  войск СС (Waffen-SS) Чарльза Йоххайма (Charles Jochheim), были вооружены, как солдаты, отправляющиеся на фронт. В дорожной сумке полиция обнаружила 3 скорострельные винтовки, марки Калашников, 6 магазинов, 174 патрона, 2 пистолета, один револьвер и 6 ручных гранат бельгийского производства.

Кроме того, оба задержанных принесли в пояске у брюк оружие человеку, Вольфгангу Абрамовски (Wolfgang Abramowski), его сообщник Вилли Поль (Willi Pohl) имел при себе 2 пистолета и одну ручную гранату, как указывается в докладе о проведении следственных действий криминальной полиции Мюнхена.

Поль и Абрамовски были выданы одним товарищем из «Национал-социалистической боевой группы Великая Германия» ("Nationalsozialistischen Kampfgruppe Großdeutschland")[4], крайне правой мелкой группировки. Оба намеревались предположительно освободить при помощи оружия задержанного единомышленника, однако уже вскоре у следователей возникли сомнения.

Ибо среди бумаг, которые провозили Поль и Абрамовски, находилось письмо с угрозами в адрес судьи из Мюнхена, который должен был расследовать одно из наиболее ужасных преступлений в послевоенной истории Германии – бойню во время летних олимпийских игр.

Палестинские боевики так называемого «Чёрного сентября» ("Schwarzen September")[5], террористической группы ООП, взяли 5 сентября 1972 г. в заложники в олимпийской деревне 9 израильских спортсменов и потребовали освобождение из заключения в Израиле нескольких сотен палестинцев. Когда полиция попыталась освободить израильтян на военном аэродроме Фюрстенфельдбрук (Fürstenfeldbruck), где преступники  удерживали своих жертв в двух вертолётах; во время боестолкновения погиб один полицейский. Из группы ООП выжили трое, и против них вёл дело судья, в адрес которого было направлено письмо из багажа Поля и Абрамовски.

Преступники в Олимпийской деревне: прибыли несколько недель назад

Преступники в Олимпийской деревне: прибыли несколько недель назад

В письме "Чёрный сентябрь" угрожал юристу возмездием, "если в дальнейшем в допросах террористов не будут участвовать сотрудники израильских спецслужб". То, что это не была шутка крайне правых нахлебников, подтвердило изучение оружия, конфискованного у Поля и  Абрамовски.

В "заключении" мюнхенской криминальной полиции от 23 июля 1973г. говорилось: "Когда удалось установить дополнительные признаки участия в преступлениях Поля и его сообщников с диверсией в Олимпийской деревне в Мюнхене, что … конфискованные автоматические карабины и ручные гранаты являются того же типа, что и оружие, использовавшееся боевиками".

 

Подозрение, что немецкие неонацисты Поль и Абрамовски действовали сообща с палестинцами  в сфере террора, было полностью доказано.

Полицейский отчёт включает в себя более чем 2000 страниц документов, с которых Федеральное ведомство по охране конституции в Кёльне недавно сняло запрет по предложению SPIEGEL. Спецслужба впервые тем самым рассекретило свою документацию в связи с преступлением на Олимпиаде. В документах содержатся конфиденциальные исследования и заметки, корреспонденция ведомств с Федеральной разведслужбой (БНД) и Федеральным управлением криминальной  (ФВКП) – конкретно полицейские отчёты. Следует ли рассматривать в новом свете историю диверсии на Олимпиаде на основе этих до сих пор секретных документов?Частично да.

Ибо до сих пор многие эксперты исходили из того, что это были левые экстремисты, которые были связаны с "Чёрным сентябрём" и, например, помогали при предоставлении убежища в Мюнхене. Ведь были же и признаки для соответствующего сотрудничества, например, ликующий памфлет основательницы ФКА[6] Ульрике Майнхоф (Ulrike Meinhof)[7], которая позднее расхваливала бойню, т.к. она "сделала ясными сущность империалистического господства". Или свидетельство одного человека, порвавшего с террором и утверждавшего в 1978г. в SPIEGEL, что ему рассказывал один товарищ, что не обошлось без «Революционных ячеек» ("Revolutionäre Zellen")[8] при “предоставлении убежища” группе палестинцев.

Согласно документам, открытым  Ведомством по охране конституции, следует рассматривать такие свидетельства как легенды.

"Чёрному сентябрю" не нужно было тыловое обеспечение. Часть мужчин прибыли в Германию уже за несколько недель до захвата  заложников, и они располагали в достаточной мере денежной наличностью. Они сами обеспечивали себя приютом, что было сделать в переполненном Мюнхене во время игр между тем непросто. Вместо того чтобы устраиваться вместе, как было запланировано, они были вынуждены разделяться по нескольким отелям.

Один из зачинщиков, кличка «Тони» ("Tony"), разместил даже объявление в  "Süddeutsche Zeitung": "Разыскиваю жильё для семьи". Разведённая и наивная супруга адвоката Херта Н. (Herta N.) приняла его как съёмщика квартиры.

Не было "никаких сведений", что немецкие левые экстремисты оказывали поддержку преступникам, резюмировало и Ведомством по охране конституции в начале 1973г. в письме в адрес БНД.

По иному всё выглядело в отношении немецких правых, Поля и Абрамовски. Незадолго за два месяца перед диверсией полиция Дортмунда передала телеграмму в Ведомство по охране конституции, в которой полицейские спрашивали о сведениях спецслужбы. В этой связи говорилось: "Предположительно конспиративная деятельность палестинских террористов". В тексте речь шла о Вилли Поле и его связи с Мохаммедом Даудом (Mohammed Daud), псевдоним Абу Дауд (Abu Daud), закулисным руководителем диверсии в Мюнхене.

Можно ли было предотвратить диверсию в Мюнхене, если бы Ведомство по охране конституции, управления криминальной полиции земель в Дюссельдорфе и Мюнхене, которых поставили в известность, а также ФВКП правильно оценили бы значение телеграммы?

В настоящее время Вилли Поль является успешный автор криминальных романов, которые он пишет под другим именем: уже несколько десятилетий назад он отказался от терроризма и насилия и написал об этом роман. Из-под его пера появился сценарий для нескольких северогерманских программ «Место преступления» ("Tatort"). Мужчина, которому тем временем 68 лет, который согласился на беседу с SPIEGEL только при условии, что его не сфотографируют.

Летом 1972г. Полю, родившемуся в  Восточной Пруссии, было 28 лет, он поджарый блондин, многократно был осуждён в связи с квалифицированными кражами. Он также похитил деньги у своего начальника, в связи с чем тот донёс в полицию, что Поль принадлежит в радикальному крылу ООП, и он встречался с мужчиной "арабской внешности", который остановился в дортмундском отеле "Römischer Kaiser". Полиция быстро догадалась, что там остановился Саад Валли (Saad Walli), а это было псевдонимом Абу Дауда.

В ставших теперь открытых документах не содержится ссылки на то, что управления криминальной полиции земель, ФВКП или Ведомство по охране конституции, которых проинформировала дортмундская полиция, что-то предприняла в этой связи, чтобы найти подозреваемого Саада Валли. И так Абу Дауду удалось, согласно документам, безнаказанно проживать до и во время диверсии в мюнхенском отеле "Eden Hotel Wolff", откуда звонил от своих сообщников в Ливию и Тунис и встречался с  лицами, совершившими это преступление.

Телекс дортмундской полиции 5. июля 1972 г.: указание

Телекс дортмундской полиции 5. июля 1972 г.: указание

Связь между Полем и Абу Даудом осуществлялась через одного немецкого неонациста, который воевал в Иордании вместе с палестинцами. Абу Дауду, учителю из Иерусалима с моложавым лицом и небольшими усами, которому тогда было 35 лет, по его словам, было безразлична политическая позиция голубоглазого Поля. Он рассматривал людей, как он, в качестве "очень нужных для нашего будущего", позднее заявлял Дауд.

В Дортмунде Дауд прибегал к помощи тогдашних неонацистов. Поль должен был купить ему несколько лимузинов Mercedes, что немец и делал. Кроме того, Дауд искал человека, профессионально подделывающего паспорта, после чего представил Абрамовски, с которым вместе сидел в тюрьме. 28-летний, который как и Поль был изгнанным из Восточной Пруссии, считался профессионалов.

Сейчас Поль почти уверен, что в своё время он по неведению был вовлечён в подготовку диверсию на Олимпиаде: "Я возил на машине Абу Дауда по всей Федеративной Республике, где он встречался с палестинцами в различных городах". Только в Кёльне человек из ООП встречался с арабами, которые оказывались в костюме и галстуке: дипломаты, как считает Поль, сотрудники ливийского посольства в Бонне. Затем в конце июля Поль и Абрамовски, по их словам, покинули  Федеративную Республику и через Рим отправились в Ливан.

Как Абрамовски рассказал позднее в отделе охраны государства ФВКП, он и Поль занимали бунгало с плоской крышей в деревне вблизи Бейрута. Почти каждый вечер за Абрамовски приезжал активист ООП и отвозил в типографию в столице, в которой, по его словам, он подделывал кувейтские и ливанские паспорта, изменял имена в американских и французских документах и менял фотографии в паспортах. До сих пор не явно, использовали ли мюнхенские преступники паспорта из мастерской Абрамовски, чтобы въезжать в ФРГ.

Согласно Полю, тогда он ещё ничего не знал о запланированной диверсии в Мюнхене. Только 24 августа, за 12 дней до акта насилия, палестинцы стали выражаться более конкретно и говорили о "сенсационном теракте".

Слово "Мюнхен", по воспоминаниям Поля, не приходило ему на ум, но о захвате заложников в ФРГ речь шла. Они намеревались обменять 20 израильтян на 200  единомышленников, находившихся в израильских тюрьмах. Будто бы бескровное дело. Что, может быть, подумает немецкая общественность?

Поль предлагает устроить международную пресс-конференцию в Вене, которую он должен был провести вместе с активистом ООП ("дело должно оправдать"). Через Париж он улетел в Вену, и сюда подходит тогдашнее высказывание его компаньона Абрамовски в отношении ФВКП: во время Олимпийских игр Поль находился в Австрии, "чтобы там чего-то сделать для палестинцев".

Когда Поль увидел в Вене по телевидению, что захват заложников потерпел неудачу, он скрылся. Через несколько дней немец был снова на Ближнем Востоке, откуда начальник разведки ООП Абу Ияд (Abu Ijad) теперь замышлял расплату. Так рассказывал Поль. В провале операции в Мюнхене Абу Ияд  обвинил согласно этому, прежде всего, немецкие власти. Кроме того, Ияд поверил слуху, что израильские офицеры руководили неудавшимися действиями полиции по освобождению заложников.

Тем самым, по мнению активиста ООП ФРГ заняло одну сторону в войне между Израилем и палестинцами; врага, которого следовало уничтожить. Ияд попросил Поля, по его словам, сделать предложения в отношении акций против немецких целей – и через несколько дней он представил в Каире безумный план, как он обстоит сейчас.

Абу Ияд попросил составить список будущих атак на территории Германии. Через несколько дней Пол представил ему в Каире безумный план, заключавшийся в захвате в ряде немецких городов городских ратуш с заложниками политиками. В канун Рождества 1972г. группа палестинцев должна была захватить Кельнский собор. Целью операции, получившей кодовое название «Мечеть», было заставить Германию и другие страны согласиться на требования палестинцев.

В середине октября Пол и Абрамовски отправились в Мадрид за оружием. Они привезли автоматы, пистолеты и гранаты на поезде через Париж.

Осуществлению операции «Мечеть» помешал арест неонацистов. Ручные гранаты, найденные у них при аресте, помогли связать их с палестинскими боевиками. Это были бельгийские гранаты со шведской взрывчаткой, которые бельгийцы делали только для Саудовской Аравии. Именно такими гранатами палестинцы перебили заложников на аэродроме Фюрстенфельдбрук. 

Вилли Пол отрицает, что снабдил оружием палестинцев для захвата израильтян в Олимпийской деревне. Он предполагает, что АКМ и ручные гранаты палестинцам привезли ливийские дипломаты.

Немецкое правосудие отнеслось к Полу и Абрамовски с поразительной мягкостью. Несмотря на планы операции по захвату заложников в Эссене, Бохуме и Кельне, обвинению не удалось доказать факт нарушения закона о контроле над оружием и членство в преступной организации.

Сгоревший вертолёт на аэродроме Фюрстенфельдбрук: ручные гранаты схожей конструкции

Сгоревший вертолёт на аэродроме Фюрстенфельдбрук: ручные гранаты схожей конструкции

В 1974 г. обоих немцев  году неонацистов судили по обвинению в незаконном хранении оружия: Абрамовски получил восемь месяцев тюрьмы, а Пол – 26. Через четыре дня после вынесения приговора Поля снова освободили, и он улетел в Бейрут. О причинах для такого большого снисхождения в документах не говорится ни слова.

Возможно, немецкие власти испугались, что палестинцы попытаются освободить Вилли Поля так же, как они это сделали с тремя уцелевшими в Мюнхене палестинцами: при помощи угона немецкого пассажирского самолёта. Через несколько дней после ареста Поля террористы из ФАТХ похитили самолет авиакомпании Lufthansa, направлявшийся во Франкфурт. Правительство ФРГ согласилось на их требования, и трое палестинцев улетели в Ливию.

DER SPIEGEL 25/2012


[1] «Фракция Красная Армия» (ФКА) (Rote Armee Fraktion», RAF): немецкая леворадикальная террористическая организация, которая сложилась после распада леворадикального крыла бунтарского студенческого движения 1968 г. вокруг «группы Баадера и Майнхофа», действовала в ФРГ и Западном Берлине; названа в честь революционных армий России, Китая и Кубы; организована по образцу латиноамериканской "городской герильи", таких групп, таких как Тупамарок (Уругвай); её участники рассматривали свою деятельность как городскую партизанскую войну, направленную против госаппарата и класса буржуазии (нем.)

[2] Ульрике Мариа Майнхоф (Ulrike Marie Meinhof) (1934-1976), журналистка, педагог, социолог и теледокументалист, общественный деятель ФРГ, одна из лидеров ФКА; после учёбы в Марбургском, а затем в Мюнстерском университете вступает в молодёжную организацию СДЖПГ, в 1960г. становится главным редактором журнала «Конкрет», способствует его расцвету; за «левизну» исключается из молодёжной организации СДПГ; В первой половине 60-ых годов становится одним из самых известных западногерманских журналистов, приобретает репутацию «самого блестящего пера ФРГ», получает огромные гонорары. В тот же период становится одним из лидеров антифашистского и антиядерного движения, движения против аойны во Вьетнаме и движения против принятия в ФРГ антидемократических «чрезвычайных законов»; в  условиях ремилитаризации ФРГ подавления и запрета левых организаций, изменения конституции в реакционную сторону и, наконец, принятия «чрезвычайных законов» позиция У. Майнхоф резко радикализируется. В 1968г. она уходит от мужа, переезжает из Гамбурга в Западный Берлин. В 1969г. прекращает сотрудничество с журналом «Конкрет»; в в марте 1970г. организует вооружённое освобождение Баадера из тюрьмы и уходит в подполье; становится одним из основателей, руководителей и теоретиков ФКА, первый программный документ РАФ «Концепция городской герильи» написан в основном У. Майнхоф; арестована 15.6.1972г., помещена в тюрьму и стала одним из первых западногерманских политзаключённых, на которых была опробована система «система мёртвых коридоров» — система тотальной изоляции и пытки посредством сенсорной депривации; В ноябре 1974г. приговорена к 8 годам заключения за организацию и участие в освобождении А. Баадера: Майнхоф должна была стать одним из главных обвиняемых на «Большом процессе ФКА» (открылся 21 мая 1975 года), но 8 или 9 мая она гибнет в тюрьме особого режима «Штаммхайм» при странных обстоятельствах.

[3] Революционные ячейки (РЯ) (Revolutionären Zellen, RZ): боевая сеть, состоящая из автономных групп в Германии; они активно действовали с 70-ых  по 90-ые годы;  в РЯ выкристаллизовались два различных течения: «антиимпериалистическое», похожее на ФКА, и «социально-революционное»; РЯ были квалифицированы ФВОК как террористическое объединение (нем.)

[4] «Национал-социалистическая боевая группа Великая Германия» (Nationalsozialistische Kampfgruppe Großdeutschland, NSKG): немецкая неонацистская организация; которая была организована в апреле 1972г. лесорубом Манфредом Кнаубером (Manfred Knauber)  и включала в себя порядка 25 членов из Баварии и Северной Рейн/Вестфалии, среди них были унтер-офицеры бундесвера; она имела свой печатный орган «Der Nationalsozialist – Befreiung Deutschlands aus der Knechtschaft» («Национал-социалист -   боевой листок по освобождению Германии от кабалы»), признавала устав и программу НСДАП; часть членов принадлежали к НДП; её цель была вооружённая борьба; по некоторым сведениям она имела контакты с ООП; после расстрела израильской делегации на Олимпиада в Мюнхене на процессе 6 членов организации были приговорены к заключению в связи с участием в преступном объединений и нарушении закона о контроле над вооружением (нем.)

[5] «Чёрный сентябрь» („Schwarzer September“), террористическая группа, совершившая захват заложников во время мюнхенской Олимпиады в 1972г.; её главой был Али Хасан Саламех; получила своё название после восстания повстанцев ООП в Иордании в сентябре 1970г.; она взяла ответственность за убийство премьер-министра Иордании Фасти Телля 28.11.1971г.; являлась неофициальным крылом движения «ФАТАХ»; б?льшая часть её членов была уничтожена агентами «Моссад» (нем.)

[6] «Фракция Красная Армия» (ФКА) (Rote Armee Fraktion», RAF): немецкая леворадикальная террористическая организация, которая сложилась после распада леворадикального крыла бунтарского студенческого движения 1968 г. вокруг «группы Баадера и Майнхофа», действовала в ФРГ и Западном Берлине; названа в честь революционных армий России, Китая и Кубы; организована по образцу латиноамериканской "городской герильи", таких групп, таких как Тупамарок (Уругвай); её участники рассматривали свою деятельность как городскую партизанскую войну, направленную против госаппарата и класса буржуазии (нем.)

[7] Ульрике Мариа Майнхоф (Ulrike Marie Meinhof) (1934-1976), журналистка, педагог, социолог и теледокументалист, общественный деятель ФРГ, одна из лидеров ФКА; после учёбы в Марбургском, а затем в Мюнстерском университете вступает в молодёжную организацию СДЖПГ, в 1960г. становится главным редактором журнала «Конкрет», способствует его расцвету; за «левизну» исключается из молодёжной организации СДПГ; В первой половине 60-ых годов становится одним из самых известных западногерманских журналистов, приобретает репутацию «самого блестящего пера ФРГ», получает огромные гонорары. В тот же период становится одним из лидеров антифашистского и антиядерного движения, движения против аойны во Вьетнаме и движения против принятия в ФРГ антидемократических «чрезвычайных законов»; в  условиях ремилитаризации ФРГ подавления и запрета левых организаций, изменения конституции в реакционную сторону и, наконец, принятия «чрезвычайных законов» позиция У. Майнхоф резко радикализируется. В 1968г. она уходит от мужа, переезжает из Гамбурга в Западный Берлин. В 1969г. прекращает сотрудничество с журналом «Конкрет»; в в марте 1970г. организует вооружённое освобождение Баадера из тюрьмы и уходит в подполье; становится одним из основателей, руководителей и теоретиков ФКА, первый программный документ РАФ «Концепция городской герильи» написан в основном У. Майнхоф; арестована 15.6.1972г., помещена в тюрьму и стала одним из первых западногерманских политзаключённых, на которых была опробована система «система мёртвых коридоров» — система тотальной изоляции и пытки посредством сенсорной депривации; В ноябре 1974г. приговорена к 8 годам заключения за организацию и участие в освобождении А. Баадера: Майнхоф должна была стать одним из главных обвиняемых на «Большом процессе ФКА» (открылся 21 мая 1975 года), но 8 или 9 мая она гибнет в тюрьме особого режима «Штаммхайм» при странных обстоятельствах.

[8] Революционные ячейки (РЯ) (Revolutionären Zellen, RZ): боевая сеть, состоящая из автономных групп в Германии; они активно действовали с 70-ых  по 90-ые годы;  в РЯ выкристаллизовались два различных течения: «антиимпериалистическое», похожее на ФКА, и «социально-революционное»; РЯ были квалифицированы ФВОК как террористическое объединение (нем.)

 

Материал подготовлен на основании статьи журнала DER SPIEGEL 25/2012. «Коричневая помощь» . Авторы:Бор, Феликс; Лач, Гюньер; Вигрефе, Клаус
Поставьте закладку на эту страницу или добавьте материал на блог:

«Академия русской символики «МАРС»

© Перепечатка и иное воспроизведение материалов сайта и альманаха без письменного разрешения редакции ЗАПРЕЩЕНЫ!

© AVE-студия (Артур Вецкус): разработка и поддержка.

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Rambler's Top100   Яндекс.Метрика