Сегодня
октября,
понедельник
 
В этот день »»
Ближайшие
памятные даты »»
Приближаются праздники »»
Новости  Архив  Портфель  Авторы  Редакция  Подписка  Где купить  Обсуждение  Коллекции  Галерея памяти  Жизнь Клуба  
главная » Архив номеров » Публикация на сайте

Читайте в Архиве:

Как чекисты спасали президента США

Портфель редактора за 2016 год

Во время одного из визитов президента США Рональда Рейгана нам удалось предотвратить покушение на него. Его должен был совершить аккредитованный на это мероприятие в пресс-группе Белого дома журналист, в далеком прошлом член террористической организации «Красные бригады»

МИД фашистской Германии активно помогал преступникам

Портфель редактора за 2010 год

Комиссия независимых историков пришла к выводу, что германская дипломатическая служба «с первого дня нацистского режима функционировала как его институт и все время разделяла его политику насилия». Дипломаты "третьего рейха" с самого начала были пособниками нацистского режима, причем, куда более деятельными, чем об этом было известно ранее. Они были прекрасно осведомлены, в частности, об отношении высшего руководства страны к евреям, принимали участие в организации их преследования, экспроприации, депортации и уничтожения.

Российские гитлеровцы и бандеровцы

Портфель редактора за 2016 год

В условиях либерального идеализма галицийские нацисты стали вербовать граждан России для проведения националистической пропаганды для организации публичных акций различного рода. Из многочисленных фактов вредоносной деятельности приведем несколько примеров.

Слово редактора

Выпуск 5, 2007 год

Уважаемые читатели! Трудно, с огромными усилиями Россия выбирается из смутных ельцинских времен. Не очень сегодня верится в цифры роста ВВП, повышения экономического благосостояния народа. Еще В.И. Ленин говорил о беспредельных возможностях статистики, с помощью которой можно объяснить в свою пользу практически любое явление. Например, если поделить на душу населения пенсию ветерана, средние доходы менеджеров нефтегазовой и банковских сфер, а теперь и зарплаты высокопоставленных чиновников, то, возможно, и окажется, что в среднем все мы стали жить лучше.

Профессия — аналитик (ген.л. Леонов Н.С.)

Выпуск 5, 2007 год

Генерал-лейтенант Леонов - легендарная личность в разведке. Прошел путь от старшего оперуполномоченного до заместителя начальника разведки. В течение одиннадцати лет возглавлял информационно-аналитическое управление советской разведки. По оценке специалистов, за годы работы в управлении Леонову удалось создать одну из самых сильных аналитических служб в мире. Анализ ситуации и прогнозы, выдаваемые его службой высшему советскому руководству, имели практически стопроцентное попадание. Уникальных событий, конфликтов, в которых принимал непосредственное участие Николай Сергеевич Леонов, хватило бы не на один десяток жизней. В течение сорока пяти лет ближайший друг Рауля Кастро. До прихода в разведку был изгнан с дипломатической службы за дружбу с Че Геварой... Такие люди, как Леонов, как правило, остаются неизвестными широкому кругу. Печать секретности стоит на них пожизненно, да и впоследствии без срока давности.

Тайное досье Андропова (часть 2) Окончание. Начало в № 10

Выпуск 11, 2009 год

Пришло время рассказать о последней тайне председателя КГБ СССР и Генерального секретаря ЦК КПСС Ю.В. Андропова. Не о его личной тайне, а тщательно охраняемой и оберегаемой тайне моей любимой, оболганной и оклеветанной Родины.


Тема Великой Отечественной войны и Победы советского народа в этой исторической эпопее не оставляет равнодушным ни одного цивилизованного человека.

Почтовые марки разных стран - яркий тому пример.

В разделе "На заметку коллекционеру" мы расскажем о наиболее интересных экземплярах филателистического мира.

В Клубе ветеранов госбезопасности создано юридическое бюро для оказания помощи и представительства в правоохранительных органах и судах.

Юридическое бюро


Locations of visitors to this page

Дзержинский в Беларуси

9 октября 2013; портфель за 2013 год; без рубрики

Автор публикации: Г.П.Сенюков

Родные места оставили неизгладимый след в душе Феликса Эдмундовича. И куда бы потом ни бросала его судьба – он не расставался в мыслях со своим родовым имением. Так, в письме брату он писал: «Я ведь не раз думаю о нашем Дзержинове, как о сказке, что там восстановятся все силы мои и молодость вернётся… Во сне я часто вижу дом наш, и сосны наши, и горки белого песку и канавы, и всё до мельчайших подробностей».

Здесь, в тиши Налибокской пущи, формировалась личность Феликса Эдмундовича Дзержинского, ставшего впоследствии выдающимся государственным деятелем и основателем сильнейшей в мире спецслужбы. Однако судьба распорядилась так, что бывать на родине Феликсу Эдмундовичу довелось не часто.

Как вспоминала старшая сестра Дзержинского Альдона, с шести лет она начала учить Феликса читать и писать сначала по-польски, а с 7 лет – по-русски. К 9-ти годам начали готовиться к поступлению в гимназию. Осенью 1887 года Альдона повезла брата в Вильно, где он успешно сдал экзамены и был принят в первый класс первой Виленской гимназии, где проучился до 1896 года. Жил он у своей бабушки Казимиры Янушевской по ул. Поплавской, 26 («на Поплавах»).

После ухода из гимназии в возрасте 17 лет Дзержинский с головой окунается в революционную деятельность.

В некоторых биографических изданиях удалось отыскать одно из свидетельств пребывания Дзержинского в Беларуси. Вот как об этом пишет А.Тишков.

«На совещании, созванном в Вильно в декабре 1899 года, нашла поддержку идея объединения Социал-демократов Королевства Польского и Литвы. Для практического осуществления плана создания объединённой партии и выработки устава был избран организационный совет. В его состав вошли Дзержинский, Я. Росол, Э. Соколовский, С. Трусевич и М. Козловский.

Дзержинский торжествовал – самое трудное позади. Оставалось добиться решения об объединении у социал-демократического «Рабочего союза Литвы». Эта организация была создана в 1896 году революционными рабочими и частью интеллигентов, стоявших на интернационалистических позициях. Они откололись от Литовской социал-демократической партии, недовольные половинчатостью и непоследовательностью её программы.

В начале января 1900 года в Минске должен был состояться съезд «Рабочего союза Литвы», и Дзержинский отправился туда.

Надежды Феликса Эдмундовича оправдались, и идея объединения была одобрена. В избранный на съезде Центральный комитет вошли Дзержинский, М. Козловский, С. Трусевич. Подготовить программу будущей партии было поручено варшавскому «Рабочему союзу социал-демократии». В феврале намечалось провести объединительный съезд, и Дзержинский отправился в Варшаву, где взялся за подготовку программы».

В июле 1917 года находившийся в Москве Ф.Э. Дзержинский получил трагическое известие о том, что в его родовом имении Дзержиново от рук бандитов погиб старший брат Станислав. В открытке от 18 июля 1917 г. из Москвы в Швейцарию Ф.Э. Дзержинский писал жене, Софье Сигизмундовне: «Сегодня я должен поехать на несколько дней в Дзержиново, где бандиты убили моего брата Стася, а потом в Петроград».

В родное имение, находившееся в нескольких километрах от линии Западного фронта, Дзержинский добирался через Минск и Койданово. Здесь он застал печальную картину: Станислав уже был похоронен на родовом кладбище рядом с отцом в д. Деревная. Дом был пуст. Решив хозяйственные вопросы, Дзержинский навсегда оставил свою родину, так близкую его сердцу.

По дороге в Минск он сделал кратковременную остановку на железнодорожной станции Негорелое. Здесь действовала крепкая ячейка большевиков, и Дзержинский попросил порекомендовать ему надёжного телеграфиста для работы в Петрограде. Ему назвали белоруса большевика Михаила Константиновича Новикова, опытного и проверенного человека. Дзержинский одобрил эту кандидатуру, и вскоре Новиков приступил к работе на Петроградском телеграфе. Позже, в своих воспоминаниях он отмечал, что «в дни октябрьского восстания ему довелось одному из первых передать сообщения об установлении власти Советов, Декреты о мире, о земле, об образовании первого в мире рабоче-крестьянского государства».

Вернувшись в Петроград, Феликс Эдмундович 25 июля 1917 года сообщал жене: «Как я тебе писал, бандиты в целях грабежа убили брата Стася. Он не мучился, они вонзили ему в сердце кинжал, подкрались к дому и просили оказать гостеприимство и предоставить ночлег. Теперь дом пуст, все разбежались от страха. После 25 лет я опять был дома. Остался только дом и воспоминания о минувших годах…»

Более подробно о пребывании на родине Дзержинский писал 17 сентября своей племяннице Марии Буглак: «Твоё письмо ко мне, адресованное в Дзержиново, уже не застало меня там. Я не мог там дольше оставаться, так как я там был бы бессильный и мой долг повелевал мне ехать в Петроград. Дзержиново сейчас разграблено и пусто. Бедный Стась стал жертвой трусости других. Знакомые дали ему для хранения ценности. Грабители знали об этом. Они знали также, что у него оружие и собака и что он отразил бы всякое открытое нападение. Поэтому они применили хитрость. Попросили накормить ужином и дать ночлег и убили его. Совершить грабёж не успели, так как прислуга выскочила в окно, и её брат арендатор из пекарни бросился на помощь. Дом, однако, разграбили, ибо не было хозяина, а арендаторы уехали из Дзержиново. Наиболее ценные и памятные вещи я отвёз к Метеку, а рояль в Рудню к Марии Глоговской. В этом запустении никто не хочет жить. Выходит, война и нас затронула».

Это было последнее посещение Ф.Э. Дзержинским родных мест, где он давно не был, которые так горячо любил и вспоминал до конца своей жизни.

Но в Белоруссии ему всё же довелось побывать.

В июле 1920 года началось общее наступление Красной Армии на Польском фронте. 10 июля был освобождён Минск, затем Молодечно, Гродно, Барановичи. К концу месяца советские войска приблизились к границе Польши. ЦК РКП(б) объявляет мобилизацию коммунистов-поляков на фронт. Многие из них выступили в роли политруков в воинских частях. Одновременно с этим ЦК создал новый орган – Польское бюро ЦК РКП(б) во главе с Ф.Э. Дзержинским для руководства работой польских коммунистов, двигавшихся вместе с наступающей Красной Армией.

23 июля 1920 г. Дзержинский вместе с руководителями Польбюро Ю. Мархлевским, Ф. Коном, Э. Прухняком и Ю. Уншлихтом выехали поездом в Смоленск, а оттуда в Минск. Из Минска на автомашинах поехали в Вильно, чтобы присоединиться к войскам Красной Армии, преследовавшим войска Ю. Пилсудского.

Личный водитель Дзержинского С. Тихомолов так вспоминал эти дни. «…Вместе с Феликсом Эдмундовичем из Москвы поездом выехали Ю. Мархлевский, Ф. Кон и другие товарищи. Поездом мы ехали через Смоленск в Минск. Из Минска по железной дороге доехали до станции Молодечно. Прибыли мы туда ранним туманным утром. Всё кругом было разрушено. От вокзала остались одни печные трубы. Сгрузили машину с платформы. Феликса Эдмундовича и его товарищей я повёз в Лиду, где в госпитале лежал И. Уншлихт с переломом ноги после автомобильной аварии. Из Лиды мы поехали в Вильно. Там в то время находился Реввоенсовет Западного фронта. Феликс Эдмундович пробыл там более двух суток, а затем направился в Белосток через Гродно. Нас сопровождали две машины. В нашей машине, которую мы вели по очереди со Шпилевским, ехали Ф.Э. Дзержинский, Ю. Мархлевский, Ф. Кон, С. Богуцкий и ещё один товарищ.

В дороге с машиной произошла серьёзная авария. Нас всех, за исключением Шпилевского, выбросило из открытой машины, а его машина накрыла. Крестовиной сломанного руля разрезан был мускул на его руке. У меня оказался перелом ключицы, у Богуцкого – перелом руки, сильно ушиб руку и бедро Феликс Эдмундович. Подъехавшие товарищи поставили нашу машину на колёса. Это произошло около местечка Медичи, недалеко от Гродно. В Медичи нам оказали первую помощь, а на другой день меня и Богуцкого отвезли в госпиталь в Гродно.

Феликс Эдмундович навестил меня в госпитале. Он трогательно позаботился обо мне, прислав собственноручно написанное удостоверение, по которому мне предоставлялся отпуск до 1 октября, снабдил деньгами и пожелал быстрейшего выздоровления. Но, пробыв некоторое время в госпитале, я сбежал оттуда и добрался до Вильно, где ещё стоял наш поезд. Вскоре поезд отправился в Белосток, где находился Феликс Эдмундович и другие члены Польревкома.

Феликс Эдмундович был удивлён моим появлением. Он не разрешил мне остаться, а велел долечиваться и дал мне записку к коменданту поезда Сотникову. На словах передал, чтобы поезд немедленно отправлялся в Минск. Шпилевскому он поручил отвезти меня на машине на вокзал. В Минск мы прибыли 27 августа утром. Феликс Эдмундович был уже там. В тот же день он продлил мне отпускное удостоверение до 1 ноября, а на обороте написал: «Тов. Герсон или Беленький, окажите тов. Тихомолову всяческое продовольственное и лечебное содействие», и поставил дату: «27/VIII-20г. гор. Минск».

К середине августа Красная Армия подошла к Варшаве, но взять её не смогла.

Под ударами войск Пилсудского советские войска начали отступать. По свидетельству очевидцев, Дзержинский выехал из Белостока в Минск последним только тогда, когда убедился, что опасность паники миновала и что эвакуация раненых и белостокских работников Ревкома закончена.

17 августа в Минске начались советско-польские переговоры о мире. Феликс Эдмундович занимался вопросом подбора квалифицированных переводчиков для ведения переговоров из числа коммунистов-поляков. Однако переговоры по вине польской стороны были сорваны.

В связи с этим 25 августа в Минске под председательством Ф.Э. Дзержинского состоялось очередное заседание Польбюро ЦК РКП(б), где были рассмотрены вопросы, связанные с изменением обстановки на фронте и вытекающими отсюда задачами. Заседание пересмотрело и утвердило представителей Польбюро по армиям и приняло решение об организации в Минске курсов для подготовки польских партийных и советских работников.

В Минске на доме № 30 по ул. К.Маркса установлена мемориальная доска в память о том, что здесь в августе-сентябре 1920 г. жил Ф.Э.Дзержинский.

Отсюда 25 августа он отправил Софье Сигизмундовне письмо: «Ты, наверно, в обиде на меня за то, что я не писал до сих пор после оставления Белостока. Причина этому не перегрузка работой, а какое-то отсутствие воли ко всякому действию и словам после сильных переживаний, потребовавших огромного напряжения, внимания и воли. Опасения, что нас может постигнуть катастрофа, давно уже гнездилась в моей голове, но военные вопросы не были моим делом, и было ясно, что политическое положение требовало риска. Мы делали своё дело и … узнали обо всём объеме поражения лишь тогда, когда белые оказались в 30 верстах от нас, не с запада, а уже с юга. Надо было сохранить полное хладнокровие, чтобы без паники одних эвакуировать, других организовать для отпора и обеспечения отступления. Кажется, ни одного из белостокских работников мы не потеряли.

Позавчера мы приехали в Минск. Военное положение ещё не ясно, очевидно лишь одно, что нужны будут огромные усилия, чтобы достигнуть равновесия , а потом перевеса… Быть может, я должен буду принять участие в работе Реввоенсовета фронта».

Во время работы на Западном фронте Феликс Эдмундович постоянно получал от секретаря ВЧК В.Л. Герсона информацию о важнейших делах, рассматриваемых комиссией. Он часто вёл переговоры по прямому проводу, давал распоряжения по телефону. Дзержинский уделял большое внимание укреплению Особых отделов армий Западного фронта, предупреждал военных и чекистских работников о возросшей опасности проникновения на советскую территорию иностранных разведчиков. 14 августа в записке члену Реввоенсовета Западного фронта Смилге он сообщал: «По получаемым нами сведениям, в пограничной с Германией полосе сильно развивается антантовский и немецкий шпионаж».

В записке Особому отделу Западного фронта Дзержинский указывал, что в освобождённых районах военные учреждения принимают служащих без предварительной проверки, и требовал: «Издайте особые инструкции по приёму, распоряжение о регистрации их и примите меры для борьбы со шпионажем».

Он следил за тем, чтобы Особые отделы внимательно и чутко относились к местным жителям. В телеграмме 11 августа 1920 года В.Р. Менжинскому Феликс Эдмундович просил дать распоряжение всем Особым отделам Западного фронта об усилении борьбы с лицами, преступно относящимися к населению, и рекомендовал не отправлять польских граждан в глубокий тыл, если они не заподозрены в шпионаже.

В конце августа 1920 года Ф.Э. Дзержинский вместе с А.Х. Артузовым, В.Л. Герсоном и Ф.Д. Медведем провели ревизию Минской ЧК и Особого отдела Западного фронта. Были вскрыты недостатки в ведении комиссией следственных дел, а также в работе Особого отдела Дзержинский обратил внимание на предписание последнего Минской Чрезвычайной комиссии о регистрации каждого жителя Минска и губернии с предъявлением в ЧК удостоверения личности с фотографией. Ознакомившись с объяснением и докладом начальника Особого отдела И.А. Апетера, Феликс Эдмундович сделал заключение: «Неправильность действий Особого отдела очевидна. Поручаю товарищу Артузову произвести расследование…».

Проведённые Дзержинским ревизии Минской ЧК и Особого отдела Западного фронта способствовали повышению уровня их работы, укреплению социалистической законности.

К слову сказать, дом, где располагалась Минская ЧК, сохранился и поныне. Находится он на ул. Энгельса, 18.

Сохранились воспоминания очевидца тех событий Сидорова Игнатия Аврамовича, сотрудника Минской Губчека, награждённого золотыми часами «За энергичную и преданную работу в ЧК Беларуси»:

«На третий день после освобождения Минска от белополяков, в июле 1920 года в город прибыла сформированная в Смоленске Минская Губчека и разместилась в помещении по ул. Энгельса (дом возле книжного магазина). Председателем Губчека был Ф.Д. Медведь, он же являлся начальником Особого отдела Западного фронта, его заместителем был тов. Каминский. Меня назначили начальником II отделения, занимавшегося борьбой с контрреволюцией. Город был отмечен следами недавних боёв: разрушениями и пожарами. В Минске и во всей губернии находилось много диверсантов и шпионов.

Чекисты сразу развернули большую работу. По мере продвижения Красной Армии на запад, всё больше поступало арестованных, и нужно было быстро проводить следствие и выносить решения по делам.

Основная трудность заключалась в том, что в то время не было никаких кодексов и приходилось руководствоваться только революционной совестью. Работали, не считаясь со временем, – днём и ночью, часто недоедая и недосыпая, но у всех настроение было бодрое и большой революционный подъём.

В конце июля 1920 года мне посчастливилось встретиться с Феликсом Эдмундовичем Дзержинским, который, проездом в Белосток, остановился в Минске и проверял работу Губчека. Во время заседания Коллегии под председательством Каминского в кабинет вошёл Дзержинский. Я докладывал следственные дела. Феликс Эдмундович спросил:

– Что вы здесь делаете?

– Проводим заседание Коллегии, – ответил Каминский.

– Почему Коллегия заседает не в полном составе? – возмутился Дзержинский и взял Каминского буквально в «оборот».

– Какое вы имеете право решать дела и судьбы при таком составе Коллегии? Это нарушение основных законов. Коллегия должна быть не менее трёх человек.

После этого Дзержинский сел за стол в качестве члена Коллегии и заставил снова доложить все разобранные дела (их было пять). В целом он согласился с нашими решениями. К разбору дел он подходил очень тщательно, сам просматривал материал.

Феликс Эдмундович посетил кабинеты всех отделений, где проверил следственные дела. Прежде всего интересовался, за что люди арестованы, их социальным происхождением и чтобы лишнее время не сидели. Обращал внимание и на то, в каком порядке содержатся дела, подшиты ли. У начальника III отделения Шварца нашёл несколько неподшитых дел, за что сделал строгое замечание. Все замечания Дзержинского записывал в блокнот его секретарь».

Для укрепления Особого отдела Западного фронта Дзержинский обратился в особый отдел ВЧК к В.Р. Менжинскому с просьбой «сообщить ЦК партии Реввоенсовету о большой нужде 3-й и 4-ой армии Западного фронта в людях для усиления Особых отделов». Когда помощь была отправлена, Дзержинский телеграфировал начальнику Особого отдела Западного фронта Ф. Медведю: «Из всех мобилизованных и направляемых Вам чекистов оставляйте себе необходимое количество для Белоруссии и Литвы, остальных направляйте в моё распоряжение…».

Интересно заметить, что упоминавшиеся уже близкие соратники Дзержинского – А.Я. Беленький и Ф.Д. Медведь, тоже уроженцы Белоруссии, являлись первыми членами Коллегии ВЧК.

Софья Сигизмундовна позже вспоминала:

«В следующем письме из Минска от 12 сентября, Феликс писал: «Не знаю, смогу ли до выяснения военно-политической обстановки вернуться в Москву и взять отпуск. Сейчас хотя, собственно говоря, и нет у меня определённой работы, уехать отсюда было бы неправильно. ...Фронт лихорадочно работает, готовится к новым боям... Польская работа пока прозябает, я обращаю больше внимания на ЧК и Особый отдел. Живу вместе с Юлианом (Ю. Мархлевский – член Польбюро – прим. автора) и Герсоном (Вениамин Герсон – секретарь Дзержинского в ВЧК – прим. автора)... Погода несносная, не могу сказать, что я доволен собой, скорее недоволен, впрочем, это время пройдёт».

Изнуряющая работа подорвала здоровье Дзержинского и вскоре после возвращения в Москву, решением ЦК, он был направлен на лечение.

Белоруссия была не безразлична для Феликса Эдмундовича – решая массу текущих служебных вопросов, он не упускал из виду заботу о сохранении исторических памятников, памятных мест и заповедников. С этой целью он поручил работнику Польревкома Станиславу Бобинскому, занимавшемуся аграрными вопросами, «ознакомиться с состоянием лесного дела в Беловежской пуще». Он же рекомендовал Новогрудскому уездному ревкому взять под охрану дом, в котором жил и работал его любимый с детства поэт Адам Мицкевич. Выполняя эту рекомендацию, Новогрудский Ревком 16 сентября 1920 года издал приказ «Об организации в Новогрудке Дома-музея великого поэта».

Во время пребывания в Минске Феликс Эдмундович поддерживал тесную связь с ЦК Компартии Белоруссии и Минским губкомом партии.

Ярким штрихом нахождения Дзержинского в Минске стало открытие по его инициативе Детского дома для беспризорных и голодающих детей. Характерно, что Детский дом находился на нынешней улице Комсомольской, на том месте, где находится клуб Дзержинского.

В последних числах сентября Польбюро ЦК РКП(б) во главе с Дзержинским выехало из Минска в Москву.

Феликс Эдмундович до конца своей короткой, но яркой жизни возглавлял органы ВЧК-ОГПУ, занимая при этом ряд ответственных должностей в сфере народного хозяйства. Под его непосредственным влиянием складывались славные чекистские традиции такие, как безграничная любовь к Родине и народу, бескорыстие в служении своим идеалам.

Список литературы:

  1. А.Ф. Хацкевич «Солдат великих боёв». – Минск, «Наука и техника», 1987.

  2. С.С. Дзержинская «В годы великих боёв». – Москва, издательство «Мысль», 1975.

  3. С.С. Хромов «Ф.Э. Дзержинский на хозяйственном фронте». (1921-1926). – Москва, издательство «Мысль», 1977.

  4. С.С. Хромов «Ф.Э. Дзержинский во главе металлопромышленности». – Издательство Московского университета, 1966.

  5. «Рыцарь революции». Воспоминания современников о Феликсе Эдмундовиче Дзержинском. – Москва, 1967.

  6. А.В. Тишков «Первый чекист». – Военное издательство Министерства обороны СССР, 1968.

  7. Ю.Д. Дмитриев «Первый чекист». – Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1967.

  8. Ю. Корольков «Феликс – значит счастливый...». – Москва, издательство Политической литературы, 1974.

  9. Ю.П. Герман «Рассказы о Дзержинском». – Минск, «Народная Асвета», 1979.

  10. П.С. Вайткунас «Феликс Эдмундович Дзержинский». – Москва, издательство «Мысль», 1977.

  11. А.В. Тишков «Щит и меч революции». – Издательство Политической литературы, 1979.

  12. П.Г. Софинов «Очерки истории Всероссийской Чрезвычайной Комиссии» (1917-1922 гг.). – Москва, государственное издательство Политической литературы, 1960.

  13. «Феликс Дзержинский. Дневник и письма». – Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1956.

  14. Н. Зубов «Ф.Э. Дзержинский. Биография». – Москва, государственное издательство Политической литературы, 1963.

  15. «Ф.Э. Дзержинский». – Минск, «Беларусь», 1980.

Эта статья была подготовлена для Альманаха «Лубянка» сотрудником пресс-службы Института национальной безопасности Республики Беларусь Геннадием Поликарповичем Сенюковым в 2005 году. За это время вышли новые книги о жизни и деятельности Ф.Э.Дзержинского:

Зельский А.Г.Феликс Дзержинский: Рыцарь революции (Серия:Славное имя. Политики).-Минск:ФуАинформ, 2007, 80 с.

Плеханов А.М. Дзержинский. Первый чекист России (Серия: Загадки истории).-М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007, 816 с.

Феликс Дзержинский. К 130-летию со дня рождения (Альбом).-М.:Кучково поле. Мастерская Зарубина, 2007, 160 с.

Феликс Дзержинский. Дневники. Письма.-М.:Молодая гвардия (Союз ветеранов госбезопасности), 2007, 437 с.

Я Вас люблю…Письма Феликса Дзержинского Маргарите Николаевой.-М.: Кучково поле, 2007, 224 с.

Уже в этом 2013 году в Издательском центре «Аква-Терм» в серии «Секретные миссии» вышла новая книга доктора исторических наук полковника в отставке А.М.Плеханова «Кто Вы, Железный Феликс?»

Поставьте закладку на эту страницу или добавьте материал на блог:

«Академия русской символики «МАРС»

© Перепечатка и иное воспроизведение материалов сайта и альманаха без письменного разрешения редакции ЗАПРЕЩЕНЫ!

© AVE-студия (Артур Вецкус): разработка и поддержка.

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Rambler's Top100   Яндекс.Метрика