Сегодня
июня,
пятница
 
В этот день »»
Ближайшие
памятные даты »»
Приближаются праздники »»
Новости  Архив  Портфель  Авторы  Редакция  Подписка  Где купить  Обсуждение  Коллекции  Галерея памяти  Жизнь Клуба  
главная » Архив номеров » Публикация на сайте

Читайте в Архиве:

Президент Эйзенхауэр – пилот-любитель

Портфель редактора за 2015 год

Президент Эйзенхауэр был первым президентом, лицензированным как пилот самолета. Дуайт Эйзенхауэр получил лицензию пилота-любителя 5 июля 1939 года на Филиппинах. Лицензия № 95, срок которой истек 30 июня 1940 года. У него также был сертификат о компетентности (Certificate of Competency from the U.S. Civil Aeronautics Authority (No. 93258) от полномочного органа гражданской авиации США, которое истекло чуть позже 15 июля 1940 года.

«Совок»

Выпуск 5, 2007 год

Поезд «Москва-Ковель», стоявший на перроне Киевского вокзала Москвы, чуть дернулся, а затем стал плавно набирать скорость. Я ехал на Украину навестить могилы родителей и встретиться с братом и сестрой. Купе было заполнено. За полчаса мы все перезнакомились: знали, как кого зовут и кто куда едет. Так случилось, что среди говорливой четверки были два россиянина украинского происхождения - я и Виктор Иванович, и двое украинцев, выходцев из России, - Василий Герасимович и Орест Александрович. Первый был полковником в отставке, коллега по службе в КГБ, а второй, «самостийщик», представлял «сеятеля разумного, доброго, вечного». Он преподавал физику в одной из школ на Больше. Оба приезжали в Россию, на малую родину-в Саратов и Пермь, увидеться с родственниками.

Самарский щит

Портфель редактора за 2008 год

Книга посвящена 90-летию Управления ФСБ по Самарской области и рассказывает об историческом пути самарских чекистов, начиная с первых исторических упоминаний о Самарском крае и до сегодняшнего дня. В книге представлены уникальные материалы работы Самарской ГубЧК-УФСБ, документы и фотографии. В литературной форме излагаются основные этапы славной истории самарских контрразведчиков. Книга будет интересна широкому кругу читателей.

Быть русским — особое состояние души (Босния)

Выпуск 3, 2006 год

Я находился в командировке полгода, с октября до конца марта. Всюду — разрушенные, разграбленные селения. Албанские дети и молодые парни не пропускали российские колонны, забрасывали их камнями. Я и сам попадал под такие «обстрелы». Нигде больше я не видел столько монастырей, столько храмов. Святыни древние, XII—XIV веков. А фрески какие! Большая часть этих уникальных памятников истории разрушена. Они сохранились лишь в тех местах, где русские подразделения взяли под охрану храмы и монастыри.

Второй организационный период

Выпуск 11, 2009 год

На второй Конференции подвергается обсуждению первое положение о Чрезвычайных Комиссих, из которого было выкинуто все, что в течение этих месяцев оказалось лишним, безжизненным и что входило в круг обязанностей других органов Советской власти. Это положение было названо инструкцией, так как оно исходило из самой ВЧК и не было декретировано ни Совнаркомом, ни ВЦИК.

Борьба с терроризмом на почтовых марках мира

Портфель редактора за 2017 год

The fight against terrorism on the postage stamps of different countries


Тема Великой Отечественной войны и Победы советского народа в этой исторической эпопее не оставляет равнодушным ни одного цивилизованного человека.

Почтовые марки разных стран - яркий тому пример.

В разделе "На заметку коллекционеру" мы расскажем о наиболее интересных экземплярах филателистического мира.

В Клубе ветеранов госбезопасности создано юридическое бюро для оказания помощи и представительства в правоохранительных органах и судах.

Юридическое бюро


Locations of visitors to this page

Почему же бездействовал КГБ? Кадровый чекист о событиях 1991 г.

23 апреля 2016; портфель за 2016 год; без рубрики

Автор публикации: А.К.Никифоров

Чем дальше время отдаляет нас от трагических событий, связанных с государственным переворотом 1991 года и развалом нашей великой Советской державы, обеспечивавшей надежный баланс равновесия сил на международной арене, тем острее и больнее ощущаются последствия этой катастрофы.

А.К. Никифоров. Полковник КГБ в отставке. г. Воронеж. («Правда»)

А.К. Никифоров. Полковник КГБ в отставке. г. Воронеж. («Правда»)


Постоянно возникает масса терзающих душу и вызывающих тревогу за судьбу России вопросов, убедительных ответов на которые пока еще нет. Как известно, истина познается в сравнении, и сейчас многие люди старшего поколения, образно говоря, кусают локти, сравнивая свою нынешнюю жизнь с прошлой — с бесплатным образованием и здравоохранением, с правом на гарантированный труд, с копеечными ценами за коммунальные услуги, когда не было фальсифицированных лекарств и генно-модифицированных продуктов, не существовало и близко такой крупномасштабной коррупции и такого огромного числа обездоленных…

Что касается внутренних причин развала страны, то о них написаны тонны страниц. Но мне здесь хочется подчеркнуть, что львиная доля вины за эту нашу национальную трагедию лежит на западных странах и их спецслужбах, которые начиная с 1917 года делали максимум возможного для ослабления и свержения советского строя, а также на доморощенных контрреволюционерах, длительное время прикрывавшихся партийными билетами.

Разве не об этом свидетельствуют факты, когда советский корабль еще только накренился, а эти «коммунисты» даже самого высокого ранга, вплоть до членов Политбюро, как крысы с тонущего судна, рванули из партии. Вытерев свои грязные сапоги о наше Красное знамя, они спешили встать в очередь в затылок друг другу в ожидании тридцати сребреников от новой власти. И ведь получили, да куда больше!

Только в США было более 170 центров, лабораторий, кафедр, институтов, эмигрантских и общественных организаций, работавших над проблемой борьбы с коммунизмом. Я уж не говорю о масштабах и формах этой подрывной деятельности в пик «холодной войны», когда подтачивание устоев государства началось изнутри через внедренных в высшие эшелоны власти агентов влияния.

Чтобы быть предельно честным перед собой и откровенным до конца, следует сказать, что начало «перестройки» в стране, мы, чекисты, конечно же, приветствовали, поскольку накопившиеся перекосы в обществе знали, наверное, лучше других: ведь по роду службы нас интересовал прежде всего негатив. Больше того, мы хорошо знали и о позиции Ю.В. Андропова, который, став первым лицом в стране, дал четко понять, что внутренняя политика партии нуждается в корректировке.

Трагедия страны и нашего народа, думается, произошла потому, что перестройкой стал заниматься изначально разрушитель Союза, болтун и демагог, который, похоже, никогда не стоял прочно на коммунистических позициях. Вот в чем Горбачёву не откажешь, так это в демагогии! Он прибегал к самым иезуитским приемам, чтобы околпачить народ, паразитируя на самых благородных его чувствах, устремленных к улучшению нашей жизни, и коварно используя его недовольство некоторыми сторонами бытия. Чего только стоит лицемерно-лживый призыв к «новому прочтению Ленина»!

Мы, сотрудники органов КГБ, работавшие на периферии, вскоре стали замечать, что вслед за этими демагогическими призывами и лозунгами в стране пошли разрушительные процессы, пышным цветом стали расцветать националистические и сепаратистские настроения в некоторых республиках. Стали проявляться антиконституционные «национальные и народные фронты», «саюдисты», которые по существу открыто требовали развала нашего Союза. Большинство народа, естественно, было обеспокоено этими процессами, о чем мы информировали руководство КГБ (в Воронежском областном управлении докладные в центр писал автор этих заметок).

Мы также информировали центр об активизации подрывной деятельности спецслужб стран НАТО и зарубежных антисоветских националистических центров. Я полагаю, что руководство КГБ все-таки информировало М. Горбачёва и членов Политбюро об этих нарастающих негативных процессах, однако никаких решительных действий по наведению порядка в стране не предпринималось. А от кого можно было ждать этих шагов? От М. Горбачёва, А. Яковлева или Э. Шеварднадзе, стоявших уже на предательских позициях и имевших установку на развал великой державы?..

Мы, кадровые чекисты, посвятившие свою жизнь святому делу обеспечения безопасности первого в мире социалистического государства, тяжело переживали и до сих пор переживаем такой оборот перестройки, которая позднее очень верно была названа «катастройкой».

А взяться за эту статью меня подтолкнули вопросы, которые в последнее время всё чаще и чаще приходится слышать от знакомых журналистов, писателей, ученых. Они спрашивают: почему такая мощная в Советской стране организация, как КГБ, ничего не сделала для предотвращения развала великой державы? У меня ответа на этот вопрос, к сожалению, нет. А поскольку эта проблема, на мой взгляд, сейчас интересует очень многих, я осмеливаюсь адресовать свой вопрос бывшему первому заместителю председателя КГБ СССР генералу армии Филиппу Денисовичу Бобкову.

Чтобы никто не подумал, что я ёрничаю, должен сказать несколько слов о своем отношении к этому человеку. Для меня в системе КГБ, где проработал более 40 лет, были две фигуры с безупречным авторитетом: это Юрий Владимирович Андропов и Филипп Денисович Бобков. Оба, в моём представлении, мудрые и дальновидные политики и государственные деятели, а Филипп Денисович еще и профессионал высочайшего класса.

Я в Воронежском управлении около 30 лет отвечал за организацию работы по линиям, которые Ф.Д. Бобков курировал в масштабе страны: это — политическая контрразведка, борьба с идеологическими диверсиями противника, террором и экстремизмом. И всегда не без гордости я говорил, что почти в миллионном Воронеже, городе нескольких крупных вузов, сорока техникумов, пяти творческих союзов и с большим числом иностранных стажеров и студентов, у нас не было никаких конфликтов ни с научной, ни с творческой интеллигенцией, не было диссидентов, не было ни одного взрыва и, говоря словами классика, ни одно ружье ни в первом, ни в последнем действии не выстрелило.

Более того, нам удалось внедрить в один из зарубежных антисоветских центров свой источник, через который еще в середине 70-х годов мы получали ценную информацию о зловещих планах НАТО против СССР.

Я полгода работал под руководством Филиппа Денисовича в 1985 году, обеспечивая безопасность ХII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. До сих пор горжусь тем, что из четырех прикомандированных заместителей территориальных органов именно мне была поручена организация контрразведывательной работы по национальным делегациям, которых насчитывалось более ста пятидесяти. В моем распоряжении было более пятисот сотрудников, прикомандированных из разных регионов страны, и слушателей Высшей школы КГБ.

До деталей помню итоговое совещание накануне фестиваля у председателя КГБ В.М. Чебрикова, где Филипп Денисович выступил с прекрасным докладом о проделанной подготовительной работе, после которого Виктор Михайлович сказал: «Политбюро поставило перед чекистами задачу — не допустить повторения мюнхенских событий в Москве. Московский фестиваль должен быть бескровным».

Были ли основания для опасений? Безусловно, были. Мы располагали информацией, что в некоторых странах специально готовили группы террористов с задачей сорвать фестиваль. В Москву приехало немало делегаций из враждующих и воюющих друг с другом государств — Ирана и Ирака, Западной Сахары и Марокко, Турции и Греции и др. Могло быть и включение в состав национальных делегаций террористов из таких организаций, как «Армянская армия освобождения», «Дашнак-Цутюн», «Серые волки», «Красные бригады», «Братья-мусульмане» и т.д.

После того совещания я спал уже не более двух-трёх часов в сутки, и не потому, что ясно себе представлял, кто будет «крайним» в случае ЧП, а потому, что во мне еще с детства была воспитана высочайшая степень ответственно-сти за любое порученное дело.

Филипп Денисович Бобков возглавлял главный штаб, и, естественно, основная ответственность за четкую организацию работы была возложена на него. Как говорится, слава Богу, всё обошлось хорошо: нам удалось предотвратить ряд экстремистских проявлений в Лужниках. И, думаю, не без участия Филиппа Денисовича я вскоре был награжден вторым боевым орденом Красной Звезды. Это произошло в мирное время — такое не забывается…

После этого пространного вступления я, наверное, имею право обратиться к Филиппу Денисовичу с такими вопросами:

1. Все ли возможности КГБ были использованы в кризисные «перестроечные» годы, чтобы предотвратить уничтожение Советской власти и развал Советского Союза?

2. Если не все, то что было тому причиной?

Ведь на органы КГБ и Конституцией СССР, и «Положением об органах КГБ» была возложена в качестве главной задача обеспечения безопасности государства и его целостности. То есть Комитет госбезопасности обязан был сделать максимум возможного и разумного для сохранения великой державы!

Полагаю, что руководство КГБ знало, с какой целью встречаются в Беловежской пуще три могильщика Союза Советских Социалистических Республик. А встретились они с преступной целью, зная результаты референдума, подтверждавшего волю народа сохранить СССР, но в отношении этих предателей никаких мер не было принято. Про то, что там было предательство, говорит даже М.С. Горбачёв, кстати, того же поля ягодка, в интервью с корреспондентом «АиФ» 2 марта с.г. Вот о Ельцине: «Дурной он был по характеру… Визировал проект нового Союзного договора, а за спиной всё это время готовил Беловежье… Что это было, как не предательство?»

Может быть, следовало в Беловежье обозначить «маленькую площадь типа Тяньаньмэнь», а народу объявить об истинных планах подписантов? Думаю, что даже при тогдашнем накале политических страстей народ (пусть, может быть, не сразу) поверил бы в преступный характер замысла, реализовавшегося на радость нашим западным противникам. Ведь не случайно руководители США и стран НАТО наперебой звонили Ельцину и поздравляли его с победой! Поздравляли с тем, что их заказ был успешно выполнен: страна развалена руками своих предателей, без использования ядерного оружия, о чем с апломбом позднее говорил Клинтон.

Очень многих остро интересует вопрос: почему руководство КГБ в этой обстановке бездействовало или действовало бездарно?

Это замечание вроде бы не относится напрямую к вам, уважаемый Филипп Денисович. Насколько понимаю, вы в той ситуации были человеком подневольным. Ждали, наверное, по привычке указания сверху. Или не захотели брать на себя ответственность? Да, у нас не было тогда своего Дэн Сяопина, но оставались служебный долг и долг перед Родиной, перед нашим народом…

Мои оппоненты говорят, что к этому времени некоторые союзные республики де-факто уже отделились от России, руководствуясь антипатриотическим и бездумным, разрушительным призывом «брать суверенитета столько, сколько сможете проглотить», и Союз уже трудно было сохранить. Но, может быть, удалось бы сохранить Союз России, Украины, Белоруссии и Казахстана, руководитель которого отказался участвовать в том сговоре. Можно не сомневаться в том, что при последнем варианте рано или поздно под покров России потянулись бы и некоторые другие бывшие республики, отброшенные после развала СССР к феодально-байским, клановым временам. И тогда был бы поставлен сегодня памятник не Ельцину, а тем, кто спас сердцевину великого Советского Союза.

Уважаемый Филипп Денисович!

Я прочел все ваши книги, изданные за последние годы, но ответа на эти вопросы в них не нашёл.

И, к сожалению, не все ваши действия после службы в КГБ мне понятны. Если вы посчитаете этот мой поступок некорректным, то прошу меня извинить. Я ведь, как и вы, сибиряк, и мы всякую недосказанность переживаем глубоко, любим откровенность, честность, порядочность, открытость, не терпим лукавства.

А пишу потому, что «за державу обидно»!

P.S. Написал это, руководствуясь советом древних: «Dixi et animam levavi» («Сказал это и облегчил душу»).

С глубоким уважением.



Поставьте закладку на эту страницу или добавьте материал на блог:

«Академия русской символики «МАРС»

© Перепечатка и иное воспроизведение материалов сайта и альманаха без письменного разрешения редакции ЗАПРЕЩЕНЫ!

© AVE-студия (Артур Вецкус): разработка и поддержка.

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Rambler's Top100   Яндекс.Метрика