Сегодня
ноября,
воскресенье
 
В этот день »»
Ближайшие
памятные даты »»
Приближаются праздники »»
Новости  Архив  Портфель  Авторы  Редакция  Подписка  Где купить  Обсуждение  Коллекции  Галерея памяти  Жизнь Клуба  
главная » Архив номеров » Публикация на сайте

Читайте в Архиве:

Б.И. ГУДЗЬ: «Я счастлив, что могу смотреть людям в глаза с чистой совестью за свою хотя и скромную, но честную работу»

Выпуск 6, 2007 год

Он был счастлив, что работал в органах госбезопасности с соратниками Дзержинского. Хотя Борис Игнатьевич и не был лично знаком с Феликсом Эдмундовичем, он нередко видел его, слушал его выступления на собраниях. А вот ученики Дзержинского были непосредственными учителями Бориса Гудзя. Среди них - Артур Христианович Артузов, смолоду воспитанник Михаила Сергеевича Кедрова, подпольщика, первого начальника Особого отдела ВЧК. Еще в 1917 году, накануне Октябрьской революции, Кедров привлек Артузова к революционной, а в 1918 году и к чекистской работе, которая фактически началась еще до официального создания органов ВЧК на севере республики. И с тех пор дипломированный инженер-металлург к своей специальности напрямую не возвращался и в других учреждениях, кроме ВЧК - ОГПУ - НКВД и Разведупр РККА, не работал вплоть до трагической гибели в 1937 году.

Миф о «голодоморе» — изобретение манипуляторов сознанием

Выпуск 4, 2006 год

Миф о «голодоморе» - составная часть «гарвардского спецпроекта», созданного для информационно-психологических диверсий еще против Советского Союза, а затем и России. В нем четко просматривается направленность - разжигание националистических страстей, и прежде всего, вражды и ненависти к России и русскому народу. Творцом «гарвардского спецпроекта» был и ныне остается один «из умнейших и коварнейших врагов нашей страны» Збигнев Бжезинский.

«Нетуристические» поездки в Индию

Выпуск 5, 2007 год

Непростой, но очень интересной, а потому и памятной была для меня работа по подготовке визитов наших первых лиц в Индию. Страну, даже по самым скромным характеристикам, экзотическую. За время работы в Комитете госбезопасности ни одна из многих стран, где мне довелось побывать, - ни США, Бразилия, Уругвай, Южная Корея, ни даже Япония, не произвели на меня такого впечатления, как Индия.

В.Ч.К. и Военная Автобаза С.Н.К.

Выпуск 6, 2007 год

В молодые годы дед овладел столь редкой в начале XX века профессией шофера. Причем произошло это, согласно семейным хроникам, весьма своеобразно. Уже будучи отцом троих детей, он отправился из деревни на заработки в Москву (не тяга ли цыганской крови к перемещениям?), где пристроился в дворовую челядь некой баронессы. Там он приглянулся хозяйке и через некоторое время был направлен на курсы шоферов, как тогда писалось «шофферов», и не куда-нибудь, а прямехонько в Париж, по окончании и возвращении став личным водителем своей покровительницы. Спустя какое-то время по ее же протекции был зачислен в служащие императорского гаража в Санкт-Петербурге в качестве шофера «Собственного Его Величества гаража».

Западня антитеррора

Выпуск 5, 2007 год

Мы сегодня часто говорим о нелегкой судьбе России и ее народа, но почему-то не народов. А ведь у России, на то она в прошлом Империя, Союз, а сегодня их осколок - Федерация, многонародность ее родимое пятно с названием - россияне. Не случайно в современном паспорте нет пятого пункта. Все, кто имеет гражданство РФ, - это и есть россияне. Это обруч государства, его крепи, остов, становой хребет - так должно быть, так есть в любом многонациональном образовании.

Без права на забвение и пощаду (начало)

Выпуск 2, 2006 год

Статья посвящена возрождению фашизма в Прибалтийских республиках в ХХ! веке. Эксклюзив! Впервые обнародованы планы Гитлера в отношении Латвии, Эстонии и Литвы, их роли в период после "победоносной" войны Германии против СССР. Статья снабжена большим кол-вом редких фотоматериалов и протоколов опросов как очевидцев вступления фашистских орд в Прибалтику, так и местных легионеров, воевавших с советскими войсками. По решению редакционного Совета по три экзепляра "АЛЬМАНАХА" переданы президентам Латвийской республики, республики Беларусь, а также в посольство Израиля для розыска, расследования и наказания упомянутых в статье В.П.Ямпольского латышских карателей, принимавших участие в акциях массового уничтожения людей.


Тема Великой Отечественной войны и Победы советского народа в этой исторической эпопее не оставляет равнодушным ни одного цивилизованного человека.

Почтовые марки разных стран - яркий тому пример.

В разделе "На заметку коллекционеру" мы расскажем о наиболее интересных экземплярах филателистического мира.

В Клубе ветеранов госбезопасности создано юридическое бюро для оказания помощи и представительства в правоохранительных органах и судах.

Юридическое бюро


Locations of visitors to this page

Письма с фронта

26 августа 2006; №2 за 2006 год; стр. 135 рубрика:Почта полевая

Автор публикации: Н.В.Тепцов

У советских людей военного поколения и первых послевоенных лет одной из самых любимых была песня о письмах в исполнении великой эстрадной певицы Клавдии Шульженко. Там есть такие проникновенные слова: " Хранят так много дорогого, чуть пожелтевшие листы...". И это не мимолетная однодневная мода или навязанное официальной пропагандой отвлечение от житейских неурядиц и нужд.

Письма...! Это, начиная с древнерусских берестяных грамот, до современных компьютерных распечаток, - самый любимый и распространенный в народе литературный жанр, в котором человек искренне (исключая крайне редкие случаи так называемых подметных писем и доносов) высказывает свои мысли, чувства, переживания, по горячим следам описывает события, факты, человеческие судьбы, раскрывает душу... Словом, письма являются самым гуманистическим и самым достоверным документом всех времен и народов.

Редакция альманаха "ЛУБЯНКА" решила открыть рубрику "ПОЧТА ПОЛЕВАЯ" небольшой подборкой писем с фронтов Великой Отечественной войны. Они отличаются необыкновенной открытостью и душевной чувствительностью. Ведь эти письма человек писал, находясь между жизнью и смертью, зачастую перед атакой, заканчивающейся для многих неизбежной гибелью. Поэтому их можно безо всякой натяжки называть человеческими исповедями.

К сожалению, фронтовых писем сохранилось мало, и потому огромная благодарность тем людям, которые сумели сохранить для потомков драгоценные реликвии, бережно хранимые с военной поры родными и близкими фронтовиков в городских комодах и письменных столах, в деревенских сундуках и за божницей.

В преддверии 40-летия Победы Советского Союза над гитлеровской Германией ЦК ВЛКСМ совместно с журналом "Юность" провели благородную акцию "Память", целью которой было увековечивание подвигов и имен советских воинов на фронтах Великой Отечественной войны. Через комсомольские организации и средства массовой информации к народу обратились с просьбой присылать в адреса ЦК ВЛКСМ и "Юности" письма, открытки, документы, фотографии фронтовиков. За короткое время был накоплен огромный, выражаясь современным языком, информационный банк. Большая часть писем поступила в оригинале: солдатские треугольники, окопные карандашные записки, письма на листочках из школьных тетрадей в косую линейку или клеточку, нередко помеченные штампом "Просмотрено военной цензурой". Щемящую и непроходящую боль вызывают чудом дошедшие до адресата предсмертные записки советских воинов.

Комсомольский архив (в настоящее время его материалы включены в фонды Российского государственного архива социально-политической истории - РГАСПИ) провел колоссальную работу по обработке и обеспечению сохранности документов военной поры. Благодаря кропотливому труду архивистов, многотысячная картотека стала доступной широкому кругу исследователей и публикаторов. Долго раздумывая, по какому принципу отобрать всего несколько писем для публикации в юбилейном выпуске альманаха, в конце концов, я решил пойти по пути адресности. То есть опубликовать наиболее характерные письма фронтовиков не по хронологии, не по чинам и воинским званиям и т.п., а по тому, кому они посылались: родным (отцу, матери, братьям, сестрам, жене, детям), друзьям, невестам (ведь большинство фронтовиков были совсем молодыми людьми). От комментариев воздерживаюсь. Пусть читатель сам судит и принимает к сердцу откровения фронтовиков.

Все эти письма публикуются впервые. Текст воспроизводится полностью. Восполнение недостающих элементов слов и пропуски нерасшифрованного текста даются в квадратных скобках. Орфография максимально приближена к современной. В сведениях об авторах писем приводятся данные современного административного деления.

И последнее. Вышеназванные документы хранятся в РТАСПИ, фонд 33, опись 1. Было бы святым делом для современников и наших потомков опубликовать их полностью в многотомном издании как энциклопедию человеческих судеб. История учит: если у народа нет святынь, то он обречен на духовное и физическое вымирание. Наша общая задача - продолжить сбор и обеспечить сохранность фронтовых и других писем и документов защитников Отечества вплоть до наших времен.

* * *

1. Соболев Степан Андреевич. Родился в 1916 г. в деревне Овсяниково Курской области. В 1939-42 гг. служил в московской милиции. В августе 1942 г. был призван в армию. Воевал на Кавказе, в Польше. Погиб в 1944 г.

12.IV.42 года.

Привет с далекого края, родителям от сына Ивана!

Добрый день или ночь, здравствуйте дорогие мамаша, сестрица Маня и братец Миша! С нетерпением своего сердца спешу сообщить вам, что я в настоящее время нахожусь жив и здоров, чего и вам желаю и поздравляю, вас с весной и желаю вам успехов на полевых работах на [неразборчиво]. Затем, дорогая мамаша, писал папане письма. Но ответа от него не получал. От папаши Ванька получал два письма, и не получал от дяди Тихона и от Василия Захаровича - не знаю почему. Мамаша, сильно не беспокойся. Живы будем все. Домой придем и заживем опять как жили. Маня, вы просите у меня фотокарточку. Я уже писал вам, что мне никак нельзя сфотографироваться. Я сам знаю и понимаю, но нельзя: негде мне сфотографироваться. Будет возможность - сфотографируюсь. Если Вася прислал, то он был на отдыхе и нашел время сфотографироваться. Маня, пропиши, что слышно про Пудовкина Сергея или нет. И про Тюрикова Петра Захаровича и Ефимовича. Мише и Мане говорю, чтобы слушались мамашу. Что будет заставлять, то Миша пусть не отказывается. Если я увижусь с вами, то Миша отдохнет после. И только самое главное - прошу не расстраивайся, мама, и не плачь. Это хуже для вас.

Затем до свидания.

Шлю всему семейству низкий поклон и горячо целую. А [неразборчиво] два поклона передайте Володиной семье. Низкий поклон и всем остальным знакомым.

Затем до свидания. Ваш сын Иван.

Маня! Адрес мой: Действующая Красная Армия.

Полевая почтовая станция 152 2ой отдел. Ваш сын

Ваня!

3. Егоров Иван Ильич. Родился в 1904 г. в Ролышмановском районе Тюменской области. Погиб 16 июля 1943 г.

20 VI1943 года. Здравствуй, дорогой сынок Аличик!

Твое письмо от 28 V получил 19VI - штемпель Магнитогорской почты от 2 VI -на которое и даю ответное. Очень приятно и радостно читать письма от своих близких, дорогих, а в особенности в условиях фронтовой жизни. Прочтешь письмо, как будто задушевно поговоришь, читаешь и видишь образ пишущего строки дорогого сына, и тут же вся семья: милые дочурки и мама. Представляется, что побудешь эти минуты дома. Забудешься от артиллерийского гула и шума моторов в воздухе и на земле. Письмо от Васи получил и написал ответ, а также написал успокаивающее и ободряюще письмо бабушке Софье Васильевне по случаю геройской смерти ею воспитанного русского богатыря - дорогого Илюши. Не хочется верить, что Илюши уже не стало. Не стало биться его молодое сердце, что больше мы с ним никогда не встретимся! Я вспоминаю его последний приезд к нам в Магнитку, ходили в кино, в горсад, ездили купаться на вторую плотину. Плавали на баллоне (автокамера). Были за городом - рыбачили и т.д. Я вижу его молодой, невинный образ. Я вижу его смеющимся заразительным молодым смехом. Все вспомнил и горько заплакал. Ненависть к фашистским извергам на сей раз вылилась в форме горячих слез. Все образы предстали передо мною - Андрюши, Павлика и Ильи. Все молодые, жизнерадостные пали смертью храбрых за свою любимую отчизну, за независимость, за партию Ленина-Сталина. Я поклялся, что буду мстить и мстить, пока будет биться мое сердце. Очень рад, что вы занялись огородничеством, посеяли овощи и картофель. Это хорошо, но это еще полдела - надо вырастить и собрать урожай. Тут придется проявить максимум заботы и любви к уходу за ними - вовремя окучить, да еще не раз картофель прополоть, достаточно обеспечить поливом. Лишь после этого упорного труда будет оплачено урожаем. Надеюсь, что ты, сыночек, в этом будешь застрельщиком, а Галочка будет с Лорой. Дать им тоже нагрузочку - хотя бы носить водичку. Думаю, что они согласны.

Я жив и здоров, чувствую себя хорошо. Как-то пошалил малость зуб, но уже прошло. Иногда донимает мое катаральное состояние желудка (мучает изжога). Ну это все пустяки. Сейчас командую орудийным расчетом - грозы фашистов.

Ну пока, до скорого и счастливого свидания, дорогой - милый сыночек Аличка. Целую крепко, крепко и желаю здоровья. Привет моим крошкам - Галочке, Лорочке, маме Ане, Жене [неразборчиво] Вове. Всех целуй за меня.

Твой папа И.И. Егоров.

Привет А.Т. и А.И. Письма от И.Ф. не получил. Писал два - пусть даст адреса. Маме скажи, что прошло 4 м[еся]ца, а письма нет. Правда, ты пишешь, что мама живет отдельно [неразборчиво]. Дай маме прочесть и всем.

4. Письмо гвардии майора Д.А. Петракова дочери. 1942 г., сентябрь.

Моя черноглазая Мила! Посылаю тебе василек...

Кругом рвутся вражеские снаряды, кругом воронки и здесь же цветет цветок... И вдруг очередной взрыв. Василек сорван. Я его поднял и положил в карман гимнастерки. Цветок рос, тянулся к солнцу, но его сорвало взрывной волной, и если бы я его не поднял, его бы затоптали.

Вот как фашисты поступают с детьми оккупированных пунктов, где они убивают и топчут ребят... Мила! Папа Дима будет биться с фашистами до последнего вздоха, чтобы фашисты не поступили с тобой так, как с этим цветком.

Что тебе непонятно, мама объяснит.

Твой отец.

5. Любовцев Илья Михайлович. Генерал-майор. В годы Великой Отечественной войны - командир 2-ой дивизии народного ополчения г. Ленинграда. Умер в 1975 г.

Письмо жене Е.Н. Любовцевой.

29 сентября 1941 г.

Здравствуй, моя горячо любимая и далекая Женюрочка!

Редко приходится теперь писать тебе. Обстановка в большинстве такая, что много суток подряд идут бои и очень упорные, напряжение достигает высших пределов и вполне понятно, что все родное и близкое - это другой мир. Сам забываешь о себе, о еде, сне и вообще обо всем, кроме боя!

Общее положение ты знаешь из газет. Фашистское зверье, как будто обломало уже свои когти и из последних сил напирает. Напор звериный, не щадя местное население, женщин и детей и, конечно, разрушая все культурные ценности.

Сердце надрывается, когда вижу изуродованных детей, женщин и разрушенные деревни. Мерзко видеть чемоданы убитых офицеров и солдат "великой нации", с награбленными деревенскими простынями, полотенцами, а иногда и юбками наших колхозниц.

Все мы живем надеждой на скорую расплату со зверями за все несчастья нашего народа. Жаль, что ряд очень близких людей погибает у меня на глазах, и они не дождались часа мщения. Я пока невредим, хотя по странной случайности, многие погибшие были в 1-2 шагах от меня в момент своей гибели.

О смерти меньше всего думаешь, это в некотором случае лотерея, в которой неизвестно, где свой жребий скорее вынешь - за 200 метров от фашистов или за 5 км.

Сегодня выспался, вымылся в бане и ожил. Верю, что мы с тобой увидимся и будем еще счастливы.

Не знаю, скоро ли мое письмо дойдет до тебя, т.к. связь с Ленинградом обрывается часто, но надеюсь, что хоть с опозданием, ты получишь его.

Видел Беудовского. Рассказал мне много героического и много печального о нашей славной дивизии [неразборчиво].

Ну ладно, хватит о печальном. Хочется, чтобы ты и Витя были счастливы. Обо мне перестань тревожиться и болеть душой. Послал тебе аттестат, получила ли ты его? Меня окружают здесь любящие и преданные люди, которые в самые кризисные моменты - верные боевые друзья, тесно собираются вокруг меня. Только фронтовая обстановка с ежеминутной опасностью может так сплотить людей.

Недавно, смертельно раненый около меня красноармеец-связной в последних словах своих сказал: "Уведите скорее отсюда генерала".

Крепко обнимаю тебя и Витечку. Воспитай его крепким человеком. Привет всем.

Горячо обнимаю и целую. И.Л.

6. Сведения об авторе записки в архиве не обнаружены.

Товарищи!

Кто найдет эту записку, пошлите ее по адресу: Алтайский край, Локтевский район, с. Локоть, райздрав, Малковой Серафиме Васильевне.

И пусть борьба сегодня нелегка,

Но рабства не узнают наши дети.

Мы им вернем науки о цветах

И радость, какая есть на свете.

Сохрани, родная, этот листок и, когда вырастет Тамара, передай ей. Я верю, что она меня не забудет!

Прощайте!!!

Мое родное сердечко, моя маленькая крошка Тамара Ивановна, мама, Наташа, Шура, Валя, Аркадий.

О мне не тужите. За честь, свободу и независимость умереть не жалко. Живите дружно, про меня не забывайте. Родная, береги нашу крошку, это единственное, что напомнит обо мне, пусть она заменит меня.

Когда получишь эти последние слова, написанные мною, ты свободна, но прошу одно, родная, воспитай Тамару и не обижай ее, помни, что она не найдет себе отца.

Как тяжела мысль, что моя дочь, моя жизнь, испытает судьбу своего отца.

Береги ее и люби, как любил я. Как тяжела мысль, что я не увижу вас больше.

Прощайте... Крепко целую.Навсегда твой друг жизни Ваня.

1. Вузовский Алексей Васильевич. Родился в 1919 г. Павлодаре. До войны работал токарем на заводе. На фронте с начала войны. Погиб, защищая Ленинград, 12 декабря 1942 г.Д. К. А. 17. 1.42 г. Здравствуй, Витя!

Твое внеочередное письмо получил позавчера т.е. 15-го числа, а ты мне писал еще 2.12.41г. Так что выходит шло оно чуть ли не полтора м[еся]ца. 15-го числа я тебе ответить не смог, тогда был очень уставший. Сейчас я работаю в должности помощника командира взвода, присвоено уже звание старшего сержанта. Одновременно занимаюсь снайперской работой и уже уничтожил тридцать пять фашистов. Так что видишь, работы по горло. Что касается меня, то я жив и здоров, но что касается дальше, то не знаю, потому что немец очень нервничает и засыпает нас минами и снарядами, как горохом. На каждого снайпера приходится в среднем по 70-80 снарядов (тяжелых) в день.

Что касается наших, дорогой друг, то так же, как и ты - абсолютно ничего не знаю вот уже около 5-ти м[еся]цев. Об Антонине и Андрее тоже ничего не слыхал, так что, как видишь, один, совершенно один, нет ни единого друга, или хотя бы земляка. Никто мне не пишет, и я никому, вот только ты один остался, и то боюсь, и все думаю, жив ли ты будешь завтра или нет.

Ну вот коротко и все.

Писать особо нечего - сам понимаешь. Пока прощай. Крепко целую.

Твой Алексей.

Адрес: Д.К.А. 15 п/п станция. 12-с К. СП.

6-я рота. Вузовский. Если узнаешь что о наших или ребятах - пиши немедленно. Жду. Вузовский.8. Кузнецов Олег Павлович. Родился в 1920 г. В 1939 г. был призван в армию, служил в г. Шауляй. Пропал без вести.

Добрый день, мои дорогие: папа, мама, Оля!

Во-первых, извините, что долго не писал. Причины те, что почта не ходила, да и был кое-чем занят. Чем сейчас занят, вам понятно. Пока что отдыха с самого начала не имели, все время на передовых. Кое-где бывал, но ранений не получал. Мишу Соколова не видел, пришлось, по понятным причинам, расстаться. Когда я видел его последний раз, он был невредим. Мне немного повезло, в первый день боя (23-го) сбил из своего полуавтомата (великолепная десятизарядная винтовка с плоским штыком) германский истребитель типа "Мессершмит". Я лежал возле дороги. Он заметил меня и дал очередь из крупнокалиберного пулемета. Пули легли рядом, я лежал за кочкой, стрелял из нее, как в утку, идущую на штык. Мне этот выстрел еще тогда нравился, попал прямо в мотор. Он пролетел несколько метров, горя в воздухе, и упал. Летчик разбился.

Есть еще кое-какие эпизоды. Вы, наверное, читали в сводке, что была уничтожена танковая часть противника. Я был участником этого разгрома "непобедимого" оружия немцев. Видел очень много всего. Видел, как пропадает добро. Одним словом, что видел, того не опишешь. Сменил уже несколько мотоциклов. Сейчас имею великолепный мотоцикл, немецкий. Пешком, кроме одной атаки, когда пришлось разрывать кольцо, не ходил. Хотя немец наступает, кое-где нас теснит, но потери его большие. В атаку идут пьяные, во весь рост. Стрелять в такую мишень хорошо. При одной ихней атаке [неразборчиво] было убито до 5 [неразборчиво] человек. Пехота его слабая, но артиллерия дает жизни, как снаряд засвистит, так и прижмешься к земле. В смысле еды, то дело очень хорошо, едим то, что хочем: масло, консервы, яйца, мясо, конфеты, шоколад и т.д.

Ну, пока все. Крепко, прекрепко целую, целую.

Слишком не волнуйтесь, берегите себя, все будет хорошо. Следите за западным фронтом, по сводкам будете знать, где я. Сейчас нахожусь в г. Тюри Эст[онии]. Пишу и слушаю стрельбу.

* * *

Редакция альманаха "ЛУБЯНКА" обращается к ветеранам государственной безопасности, к их родственникам и близким с просьбой присылать такого рода материалы в наш адрес.

Поставьте закладку на эту страницу или добавьте материал на блог:

«Академия русской символики «МАРС»

© Перепечатка и иное воспроизведение материалов сайта и альманаха без письменного разрешения редакции ЗАПРЕЩЕНЫ!

© AVE-студия (Артур Вецкус): разработка и поддержка.

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Rambler's Top100   Яндекс.Метрика