Сегодня
марта,
воскресенье
 
В этот день »»
Ближайшие
памятные даты »»
Приближаются праздники »»
Новости  Архив  Портфель  Авторы  Редакция  Подписка  Где купить  Обсуждение  Коллекции  Галерея памяти  Жизнь Клуба  
главная » Архив номеров » Публикация на сайте

Читайте в Архиве:

Слово о первом начальнике (ген.м. Мозгов Н.К.)

Выпуск 5, 2007 год

Багаж почти двухлетнего опыта, наработанного во Львове после окончания Высшей школы КГБ при СМ СССР, был для меня стартовой площадкой для всей последующей работы в органах госбезопасности. Если влияние моего наставника майора Мисникова я оценивал как тактическую основу, то уроки первого оперативного начальника отдела генерал-майора Мозгова Николая Кирилловича были для меня стратегической линией не только в службе, но и во всей последующей жизни.

Академия русской символики

Выпуск 6, 2007 год

К юбилею Феликса Эдмундовича Дзержинского

11 сентября 1877 года в польской мелкопоместной дворянской семье в имении Дзержиново Виленской губернии родился Феликс Эдмундович Дзержинский. Человек, который навсегда остался в истории нашей страны как символ удивительного бескорыстия и беззаветного служения людям. Вся его жизнь и деятельность была направлена на охрану государства, обеспечение его внешней и внутренней безопасности, что было необходимо для строительства народного хозяйства, создания условий для мирной жизни граждан. По прошествии десятилетий и неоднократной смены политических течений деяния многих исторических деятелей переосмыслялись и отношение к ним кардинально изменилось.

Зарубежные спецслужбы. Новости из Лэнгли

Выпуск 2, 2006 год

Политика однополярного мирового устройства, завышенная амбициозность в понимании американского общества как образца демократии, ощущение своего военного превосходства, применение силовых методов при решении политических вопросов, а также трагические события, происшедшие 11 сентября 2001 г., и неспособность американской разведки их предотвратить, впервые явились основой пересмотра многих основополагающих концепций деятельности разведывательного сообщества США.

Маршал Г.К.Жуков

Выпуск 2, 2006 год

В статье читатели найдут высказывания премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля, президента США Франклина Рузвельта, посла Соединённых Штатов в Москве Аверелла Гарримана, писателя Константина Симонова и др. известных государственных и общественных деятелей о Г.К.Жукове.

ЦРУ в истории филателии

Портфель редактора за 2011 год

image001 «Перевёртка ЦРУ» (англ. CIA invert) — филателистическое название почтовой марки США  номиналом в один доллар с браком печати, выпущенной Почтовой службой США  в 1979 году  в серии «Американа» (Americana series). Серия «Американа выпускалась в период с 1975 по 1981 год.

И вместо кличек нам вернули имена

Выпуск 2, 2006 год

В полутемном зале тишина - люди смотрят фильм. Слегка пожелтевшая и поцарапанная временем, пережившая почти столетие, пленка крутится, и кадр за кадром - открывается нам прекрасная, далекая и удивительная жизнь коммунаров. Крупным планом обращено в двадцать первый век юное, симпатичное, но какое-то ожесточенное лицо девушки. Она отворачивается. Теперь объектив захватывает четверых молодых ребят, сидящих за столом, на котором стопка тоненьких папок, пепельница - один из них отчаянно курит. Судя по всему, от этих ребят зависит судьба девушки и она, стоя перед комиссией, решительно отвечает на довольно-таки неприятные вопросы


Тема Великой Отечественной войны и Победы советского народа в этой исторической эпопее не оставляет равнодушным ни одного цивилизованного человека.

Почтовые марки разных стран - яркий тому пример.

В разделе "На заметку коллекционеру" мы расскажем о наиболее интересных экземплярах филателистического мира.

В Клубе ветеранов госбезопасности создано юридическое бюро для оказания помощи и представительства в правоохранительных органах и судах.

Юридическое бюро


Locations of visitors to this page

Перечитывая заново


Автор публикации: О.М.Хлобустов

На должность председателя КГБ при СМ СССР Ю.В. Андропов был назначен 18 мая 1967 г. Без учета мировоззрения Андропова и как публичного политика (а таковым он оставался и на посту председателя КГБ), и как руководителя органов государственной безопасности одного из крупнейших государств мира, трудно понять и деятельность возглавлявшегося им ведомства. По вполне понятным политико-конъюнктурным причинам, начиная с 1991 г. и даже ранее, многие идеи Андропова, как и других его современников, оказались преданными забвению. Однако многие из них представляют интерес и актуальность сегодня, причем не только для сотрудников органов безопасности Российской Федерации.

Сам Андропов в докладе, посвященном 112-й годовщине со дня рождения В.И.Ленина, выражал надежду на то, что когда-нибудь, «наверное, будет написана исчерпывающая история нашей эпохи».

По неоднократно высказывавшемуся Андроповым мнению, «ныне источник угрозы безопасности СССР лежит вовне. Оттуда, извне, классовый противник пытается перенести на нашу территорию подрывную деятельность, активизировать и провоцировать идеологические диверсии, расчитывая на отдельных неустойчивых людей».

В то же время органы государственной безопасности - это специальные органы, которые призваны специфическими методами и средствами борьбы в пределах своей компетенции содействовать обеспечению нормальной жизни советских людей. Но при этом «деятельность органов государственной безопасности должна строго соответствовать историческому процессу развития нашего общества и в первую очередь развитию и совершенствованию современной социалистической демократии...

Поддержка и помощь органам госбезопасности со стороны масс являлась и является важнейшим условием эффективности всей чекистской деятельности, - говорил Юрий Владимирович Андропов в речи, посвященной 60-летию советских органов безопасности.

Он неоднократно повторял, что главная задача чекистов «пресекать деятельность тех, кто становится на путь антигосударственных действий, кто посягает на права советских людей, на интересы советского общества. В сегодняшних условиях обеспечение безопасности - это обеспечение безопасности не только государства, но всего общества от посягательств классового противника».

Как руководитель Юрий Владимирович не мог не обращать самое пристальное внимание на методы и стиль работы подчиненных, на вопросы их воспитания и профессиональной подготовки. В этой связи он подчеркивал: «имея дело с законом, мы должны самым строжайшим образом соблюдать его и по духу, и по форме. Здесь никаких отступлений быть не может. Органы государственной безопасности должны подавать пример неукоснительного соблюдения законности, быть законопослушными. Быть законопослушным - значит не только строго соблюдать права и свободы советских граждан (выделено мной. - О.Х.). Это значит также решительно и твердо принимать меры, определенные советскими законами, в отношении тех лиц, которые становятся на путь антисоветских враждебных действий». Но решительно - это не значит безрассудно: «нашим' действиям, как никогда прежде, необходимы продуманность, прицельность. Надо научиться каждый раз бить точно, без недолетов или перелетов, а, как говорится, в яблочко».

Юрий Андропов на отдыхе в Завидове. 1967 г.

Юрий Андропов на отдыхе в Завидове. 1967 г.

Говоря о возрастании значения в жизни страны общественного мнения, Андропов подчеркивал необходимость «учета реакции трудящихся на деятельность органов госбезопасности. Именно поэтому, наши действия, наши шаги должны быть понятны массам. Мы должны добиваться того, чтобы трудящиеся понимали каждую нашу акцию, осознавали ее необходимость, оказывали нам необходимую поддержку. Это само собой не приходит. Нужна серьезная разъяснительная работа. Ее нужно проводить еще активнее, чем мы делали до сих пор... Нужно думать о том, как тот или иной шаг будет воспринят советскими людьми. Нужно думать и принимать все меры к тому, чтобы наши акции получали поддержку масс».

В одном из своих первых программных выступлений, обращаясь к выпускникам Высшей школы КГБ СССР им. Ф. Э. Дзержинского в июле 1967 г., Андропов подчеркивал, что «в нынешних условиях, когда борьба с врагом происходит в особых условиях быстрого развития научно-технического прогресса и культуры во всех ее сферах... нужны глубокие знания, всесторонняя подготовка, умение разбираться в сложных переплетениях внутриполитической и внешнеполитической жизни. Сказанное имеет особое значение еще и потому, что за последнее время империализм все больше навязывает нам борьбу на фронте идеологии... Вот почему он пытается подтачивать советское общество с помощью средств и методов, которые с первого

раза не укладываются в наше представление о враждебных проявлениях. Более того, можно сказать, что противник ставит своей целью на идеологическом фронте действовать так, чтобы по возможности не переступать статьи уголовного кодекса, не переступать наших законов, действовать в их рамках, и тем не менее, действовать враждебно.

... Нам надо беречь и укреплять доверие советских людей, всего советского народа к органам государственной безопасности, потому что это доверие - залог всех наших успехов».

На трибуне партийного съезда

На трибуне партийного съезда

Чрезвычайно актуально звучат сегодня следующие слова из того выступления председателя КГБ: «важным средством завоевания доверия масс является гласность в чекистской работе. Советский народ должен быть больше и лучше информирован о подрывной деятельности иностранных разведок, зарубежных антисоветских центров, а также о подрывной деятельности антисоветских элементов внутри страны. Советские люди должны больше знать о трудной и сложной работе чекистских органов».

20 декабря 1967 г. Андропов выступил с докладом на торжественном собрании в Кремлевском дворце съездов, посвященном 50-летию образования советских органов государственной безопасности. В этом политически важном, знаковом первом публичном выступлении нового председателя КГБ перед широкой аудиторией был дан ретроспективно-содержательный анализ деятельности органов госбезопасности СССР с момента их образования.

Указав на важнейшие принципы работы ЧК: беззаветную преданность делу революции, тесную связь с народом, непоколебимую верность партии и Советской власти, твердость в борьбе с классовыми врагами и высокий пролетарский гуманизм, Андропов подчеркнул, что «эти демократические принципы были и остаются основой деятельности чекистов».

Мы не вправе забывать, - также подчеркивал он, - что имевшие место извращения и беззакония нанесли серьезный ущерб интересам нашего государства, советским людям и самим органам госбезопасности.

Но «нет и не может быть возврата к каким бы то ни было нарушениям социалистической законности. Органы государственной безопасности стоят и будут стоять на страже интересов Советского государства, на страже интересов советских людей».

Обращая внимание на то, что спецслужбам иностранных государств отводится значительная роль в осуществлении их внешнеполитической стратегии, Андропов отмечал, что изменился характер, масштабы и содержание разведывательного противоборства с происками противников СССР, а органы государственной безопасности решают задачи по разоблачению и срыву его замыслов.

Залогом успешной работы органов КГБ, - обращал внимание присутствовавших Андропов, - «гарантией правильного подхода к выполнению возложенных на них задач являются последовательное осуществление ленинских принципов, неукоснительное выполнение директив и указаний Коммунистической партии, строгое соблюдение законов социалистического государства, постоянная и самая тесная связь с трудящимися массами».

Следует отметить, что более в своих публичных выступлениях к теме необоснованных политических репрессий 30-х-50-х гг. Андропов не возвращался. Это обстоятельство, думается, объясняется следующими его словами, приводимыми его заместителем Ф.Д.Бобковым: «Есть отметка сегодняшнего дня, есть условия нашего времени, и давайте идти от этой отметки. Легче всего судить прошлое, надо видеть настоящее и будущее».

В то же время председатель КГБ говорил, что «было бы неверно закрывать глаза на то, что у нас имеются еще отдельные случаи антигосударственных преступлений, враждебных антисоветских действий и поступков, которые совершаются нередко под воздействием враждебного влияния из-за рубежа...

В соответствии с лучшими чекистскими традициями органы госбезопасности ведут большую работу по предупреждению преступлений, убеждению и воспитанию тех, кто допускает политически вредные проступки. Это помогает устранять причины, могущие порождать антигосударственные преступления».

А вот как информировал Ю.В.Андропов ЦК КПСС об итогах работы КГБ (№ 1025-А/ОВ от 6 мая 1968 г.): «... Основное внимание органов КГБ было сосредоточено на усилении прежде всего внешнеполитической разведки, с тем, чтобы она активно способствовала успешному осуществлению советской внешней политики, надежно обеспечивала своевременное выявление, срыв и разоблачение подрывных планов империалистических государств и их разведывательных органов...».

В этом документе отмечалось, что всего резидентурами КГБ было получено 25 645 информационных материалов, и еще 7 290 материалов поступило в порядке обмена материалами от разведок социалистических государств. Наиболее сильными и результативными специальными службами в 70-е-80-е гг. при этом считались разведки Германской демократической республики, а также Чехословакии и Польши.

Подчеркнем также, что здесь и далее в подлиннике документа, до недавнего времени имевшего гриф «Совершенно секретно. Особой важности», цифровые данные вписаны от руки в оставленные пропуски машинописного текста, что свидетельствует об их особо секретном содержании и значении.

На сессии Верховного Совета СССР

На сессии Верховного Совета СССР

«На основании полученных разведывательным - Первым главным управлением КГБ СССР материалов в ЦК КПСС было направлено 4 260 информационных сообщений, дополнительно в линейнофункциональные отделы ЦК КПСС было направлено 4 728 сообщений,в МИД - 4 832, в министерство обороны и ГРУ - 4 639. Также дополнительно членам Политбюро ЦК КПСС были направлены 42 бюллетеня внешнеполитической развединформации.

Помимо этого, в различные министерства и ведомства СССР было направлено 1 495 информации, 9 910 материалов и 1 403 образца техники, по заданиям Военно-промышленной комиссии было добыто 1 376 работ по 210 темам и более 330 образцов техники.

По линии контрразведки «среди сотрудников дипломатических представительств и приезжающих в СССР туристов, коммерсантов, членов различных делегаций (в 1967г. их насчитывалось свыше 250 тысяч человек), установлены 270 иностранцев, подозреваемых в причастности к специальным службам противника. За разведывательную деятельность, проведение акций идеологической диверсии, контрабанду, незаконную валютную деятельность и нарушение норм поведения выдворено из СССР 108 и привлечено к уголовной ответственности 11 иностранцев. Аппаратами военной контрразведки КГБ совместно с органами безопасности ГДР разоблачено 17 агентов западных разведок, проводивших шпионскую работу против Группы советских войск в Германии...

Исходя из того, что противник в своих расчетах расшатать социализм изнутри делает большую ставку на пропаганду национализма, органы КГБ провели ряд мероприятий по пресечению попыток проводить организованную националистическую деятельность в ряде районов страны...

В 1967 г. на территории СССР зарегистрировано распространение 11 856 листовок и других антисоветских документов... Органами КГБ установлено 1 198 анонимных авторов. Большинство из них встало на этот путь в силу своей политической незрелости, а также из-за отсутствия должной воспитательной работы в коллективах, где они работают или учатся. Вместе с тем отдельные враждебно настроенные элементы использовали этот путь для борьбы с Советской властью. В связи с возросшим числом анонимных авторов, распространявших злобные антисоветские документы в силу своих враждебных убеждений, увеличилось и количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за этот вид преступлений: в 1966 г. их было 41, а в 1967 г. - 114 человек...

Характеризуя состояние оперативных учетов органов КГБ, следует отметить, что в количественном отношении они продолжают сокращаться, хотя и в незначительной степени. По данным на 1 января с.г. контрразведывательными аппаратами ведется разработка 1 068 человек, разыскивается 2 293 человека, осуществляется наблюдение за 6 747 людьми.

В 1967г. органами КГБ привлечено к уголовной ответственности 738 человек, из них 263 человека за особо опасные и 475 - за иные государственные преступления. В числе привлеченных к уголовной ответственности 3 человека, совершивших диверсии, 121 человек являются предателями и карателями периода немецко-фашистской оккупации, 34 человека обвинялись в измене Родине и покушении на измену, 96 человек - в антисоветской агитации и пропаганде, 221 человек - в нелегальном переходе границы, 100 человек - в хищениях государственного и общественного имущества в крупных размерах и взяточничестве, 148 человек - в контрабанде и нарушении правил валютных операций, один иностранец и один советский гражданин арестованы за шпионаж...

Следственными аппаратами КГБ пересмотрено по заявлениям граждан 6 732 архивных уголовных дела на 12 376 человек; по 3 783 делам вынесены заключения об их прекращении (что, добавим от себя, влекло освобождение или реабилитацию проходящих по ним лиц - О.Х.).

Важное значение придавалось мерам профилактического характера, направленным на предупреждение государственных преступлений. В 1967г. органами КГБ было профилактировано 12 115 человек, большинство из которых допустили без враждебного умысла проявления антисоветского и политически вредного характера...

Контрольно-пропускными пунктами пограничных войск и следственными аппаратами КГБ у контрабандистов и валютчиков изъято в 1967г. золота в слитках и монетах около 30 кг, изделий из драгоценных металлов и камней, иностранной валюты и разных товаров на общую сумму 2 миллиона 645 тысяч рублей.

... на работу в органы и на службу в войска КГБ принято 11 103 человека, из них 4 502 - на офицерские должности. Одновременно уволено 6 582 человека, из которых 2 102 являлись офицерами. Чекистские кадры пополнились в отчетном году 470 работниками, прибывшими с партийной, комсомольской и советской работы».

Но в то же время в отчете подчеркивалось, что «разведывательной службой КГБ еще не создано необходимых агентурных позиций в правительственных, военных, разведывательных органах и идеологических центрах противника, что не дает возможности добывать информацию о его планах и замыслах, заблаговременно ориентировать ЦК КПСС и Советское правительство о наиболее важных действиях империалистических государств по главным направлениям их внешней и внутренней политики. По этой же причине разведывательная служба КГБ еще слабо влияет на развитие политических событий в кризисных ситуациях в выгодном для Советского Союза направлении, не всегда использует слабости в лагере империализма и противоречия между капиталистическими странами.

Контрразведывательная служба КГБ, располагая данными о наличии в СССР вражеской агентуры, не добилась в отчетном периоде ощутимых результатов в разоблачении этой агентуры, в выявлении и закрытии всех возможных каналов утечки государственных секретов...

Слабо используются контрразведывательные возможности для противодействия попыткам противника осуществлять акции идеологической диверсии, склонять политически и морально неустойчивых лиц к невозвращению на Родину. В значительной мере этим недостатком объясняется тот факт, что в 1967 г. 17 человек остались за границей; не удалось также предотвратить 3 случая измены Родине военнослужащими Советской Армии».

Подобная форма и структура отчетов в «инстанции», как на профессиональном языке именовались ЦК КПСС и Совет министров, сохранилась и в дальнейшем, дополняясь новыми блоками информации по вновь открывавшимся направлениям оперативной работы и с образованием иных структурных подразделений органов госбезопасности.

В дальнейшем, выступая на собрании партийного актива КГБ 26 апреля 1971 г., Ю.В.Андропов так характеризовал современную политическую обстановку в мире: «Ареной исторического противоборства между социализмом и капитализмом является весь мир, все сферы общественной жизни - экономика, идеология, политика... Потерпев провал в расчетах добиться глобальной победы над социализмом «с позиции силы», международная реакция... стала делать ставку на подрыв социализма и коммунизма изнутри.

С Л.И.Брежневым

С Л.И.Брежневым

Враги не жалеют усилий, чтобы путем распространения клеветы, идеологической диверсии и особенно путем инспирирования проявлений национализма дискредитировать марксистско-ленинскую идеологию, подорвать роль коммунистических партий в социалистических странах, вбить клин в отношения между этими странами. Империалисты не перестают искать слабые звенья в социалистическом фронте, пытаются использовать в своих интересах трудности, возникающие внутри отдельных стран, и разногласия во взаимоотношениях между ними».

Важным направлением деятельности Андропова на посту руководителя КГБ являлось определение кадровой политики этого специфического правоприменительного ведомства. Учитывая общественную значимость этой проблемы для понимания истории нашей страны, необходимо подробнее остановиться на этом вопросе.

Еще в июле 1967 г. Андропов подчеркивал: «в органах государственной безопасности должны работать хорошо подготовленные, высоко культурные кадры чекистов».

Выступая на собрании комсомольцев центрального аппарата КГБ 23 октября 1968г., председатель КГБ обращал внимание на следующие обстоятельства: «В такой работе как наша, в силу оказанного нам доверия, в силу того, что эта работа дает нам немалые полномочия и в то же время она в определенной мере закрыта от публичной критики, довольно легко зазнаться, утратить трезвое, критическое отношение к себе. Вот почему надо быть особенно бдительным. Вот почему скромность есть и всегда будет у нас одним из важных критериев оценки работников.

... Что значит быть на высоте требований? Это значит... уметь воспитать в себе и пронести через всю жизнь такие высокие качества как честность, чуткость к окружающим, умение видеть в людях не только плохое, но и хорошее. Об этом важно помнить, так как в нашей работе часто приходится сталкиваться с изнанкой жизни, самыми неприглядными ее чертами. Все это у людей нестойких может породить известный перекос в мировоззрении, в характере и в отношении к человеку. Для нашей работы такой перекос - дело недопустимое. Чекист без веры в советского человека, подменивший настоящую острую бдительность болезненной подозрительностью, видящий во всем одно только плохое - это плохой чекист».

Для Андропова была характерна высокая требовательность к кадрам. «Четкость, конкретность, оперативность - считал он, - должны сочетаться у нас с нетерпимостью ко всякого рода нарушениям и расхлябанности, не взирая на то, какое служебное положение занимает то или иное лицо».

Много внимания как председатель КГБ Андропов уделял проблемам повышения профессионального уровня чекистских кадров. «Но профессиональный уровень - это не какая-то «постоянная величина». Он должен расти по мере того, как меняются и усложняются условия борьбы со спецслужбами противника. Только в этом случае мы сможем быть на высоте. Мало быть хорошо обученным. Тут надо выстоять и победить, мобилизовав для этого все свои волевые и интеллектуальные качества... Надо беззаветно верить в справедливость нашего дела, не поддаваться на провокации, в какой бы форме они ни проявлялись, не забывать, что классовый враг всегда остается врагом, какими бы елейными словами он ни прикрывался.

И еще один вопрос, имеющий самое прямое отношение к воспитанию чекистов. Партия, государство дали нам большие полномочия, право решать в ряде случаев судьбы людей... Мы всегда говорили и говорим о том, что действовать надо осмотрительно, что данные нам права и полномочия использовать надо разумно. Это заставляет нас с еще большей требовательностью относиться ко всем нашим действиям».

Выступая 1 сентября 1981 г. перед личным составом Высшей Школы КГБ, Ю.В.Андропов наметил целую программу повышения эффективности подготовки чекистских кадров. В частности, он отмечал: «было бы правильным теперь, опираясь на этот большой опыт и хорошие традиции школы, подумать над тем, как повысить уровень научной, учебной и воспитательной работы, чтобы выпускники школы и в профессиональном, и в морально-политическом отношении в полной мере отвечали бы тем возросшим требованиям, которые предъявляются к чекистам развитием советского общества, а также усложнившимся характером борьбы с противником...

Из школы выпускники должны вынести необходимую сумму знаний. Но это только одна сторона дела. Одних книжных знаний недостаточно... Чтобы быть на высоте партийных, политических требований, чтобы умело применять полученные знания на практике, выпускник школы должен обладать еще и чекистским характером.

.. .Важно, чтобы чекистская наука умела глубоко заглянуть в будущее, чтобы выпускники школы унесли с собой знания, необходимые для решения задач не только сегодня, но и завтра...

От чекиста требуется высокая нравственная и моральная чистота. Он должен во всех своих поступках и действиях руководствоваться благородными принципами и нормами социалистического общежития. Вместе с тем решительно бороться со всем, что чуждо нашему социалистическому образу жизни.Здесь не может быть никаких компромиссов со своей совестью. От чекиста требуются активная жизненная позиция, боевой чекистский характер.

Важной составляющей подготовки и воспитания чекистских кадров является вопрос об отношении к гражданам, в том числе переступившим, или балансирующим на грани нарушения закона. - В многочисленных обращениях Андропова к чекистским коллективам мы можем найти немало указаний на этот счет. Решительно пресекая враждебную деятельность,-подчеркивал он еще в апреле 1971г., - мы должны вместе с тем избегать однобокости, уметь отделять от врага тех лиц, кто случайно попал во враждебную среду, политически заблуждаются или используются противником».

На одном из совещаний руководящего состава органов КГБ в феврале 1979 г. Ю.В.Андропов обращал внимание на то, что «чекисты призваны бороться за каждого советского человека, когда он оступился, чтобы помочь ему встать на правильный путь. В этом и заключается одна из важнейших сторон деятельности органов госбезопасности. Она имеет большую политическую значимость, вытекающую из самой гуманной сущности нашего строя, отвечает требованиям идеологической работы партии».

Ю.В. Андропов и его соратники по партии. Слева направо М.В. Зимянин, Г.В. Романов, М.С. Горбачев

Ю.В. Андропов и его соратники по партии. Слева направо М.В. Зимянин, Г.В. Романов, М.С. Горбачев

Здесь необходимо сказать об одной чрезвычайно важной инициативе КГБ СССР.

25 декабря 1972г. Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О применении органами государственной безопасности предостережения в качестве меры профилактического воздействия».

Однако, при всей своей важности и актуальности, этот законодательный акт имел один существенный недостаток. Он имел гриф «Не для печати», что существеннейшим образом снижало эффективность его предупредительного воздействия.

В этой связи Указ, а также инструкция по его применению, объявлялись приказом КГБ при СМ СССР № 0150 от 23 марта 1973г.

Сама процедура вынесения предостережения включала в себя подготовку мотивированного заключения о вынесении профилактируемому лицу официального предостережения в связи с совершением им противоправных деяний. Далее, при вызове профилактируемого в органы КГБ, ему оглашалось данное заключение и предлагалось расписаться за ознакомление с ним. В случае отказа гражданина от подписания заключения, сотрудниками КГБ составлялся протокол об объявлении ему официального предостережения.

Профилактируемому лицу также сообщалось, что заключение это, вместе с протоколом объявления официального предостережения, будет передано в прокуратуру и, в случае привлечения его к уголовной ответственности за подобные действия в будущем, возымеют силу процессуального доказательства неоднократности совершения инкриминируемых ему противоправных деяний.

С одной стороны, процедура эта оказывала серьезное сдерживающее значение на профилактируемое лицо, с другой стороны - предоставляла ему право обжаловать вынесенное предостережение в органах прокуратуры.

Лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности после объявления им официального предостережения от имени органов КГБ, насчитывается буквально единицы.

К сожалению, после реорганизации органов безопасности в 1991-1992 гг. их предупредитель-нопрофилактическая работа вообще не имеет законодательного регулирования, что самым негативным образом сказывается как на ее эффективности, так и содержании, масштабах.

Возможно, описанная законодательно установленная процедура, вызовет критику со стороны некоторых читателей. Я же привел ее как пример и реальный исторический факт. И, при этом как юрист, буду настаивать на гуманистическом значении данного способа предупреждения дальнейшей враждебной деятельности, ибо речь шла уже о совершении противоправных (уголовно наказуемых) действий небольшой общественной опасности.

Как известно, с именем Андропова связано образование в системе КГБ подразделений по борьбе с идеологическими диверсиями противника. В связи с тем, что данное обстоятельство нередко используется для критических и даже клеветнических высказываний в адрес Андропова, представляется целесообразным подробнее остановиться на этом вопросе.

17 июля 1967г. по инициативе Андропова Политбюро ЦК КПСС приняло решение о создании в структуре КГБ самостоятельного 5-го управления по борьбе с идеологическими диверсиями противника.

В записке в ЦК КПСС с обоснованием целесообразности создания самостоятельного управления по борьбе с идеологическими диверсиями противника от 3 июля 1967 г. № 1631-А Ю.В.Андроповым подчеркивалось: «имеющиеся в Комитете государственной безопасности материалы свидетельствуют о том, что реакционные силы империалистического лагеря, возглавляемые правящими кругами США, постоянно наращивают свои усилия в плане активизации подрывных действий против Советского Союза. При этом одним из важнейших элементов общей системы борьбы с коммунизмом они считают психологическую войну...

Замышляемые операции на идеологическом фронте противник стремится переносить непосредственно на территорию СССР, ставя целью не только идейное разложение советского общества, но и создание условий для приобретения у нас в стране источников получения политической информации.

В 1965-1966 гг. органами госбезопасности в ряде республик было вскрыто около 50 националистических групп, в которые входило свыше 500 человек. В Москве, Ленинграде и некоторых других местах разоблачены антисоветские группы, участники которых в так называемых программных документах декларировали идеи политической реставрации...

Под влиянием чуждой нам идеологии у некоторой части политически незрелых советских граждан, особенно из числа интеллигенции и молодежи, формируются настроения аполитичности и нигилизма, чем могут пользоваться не только заведомо антисоветские элементы, но также политические болтуны и демагоги, толкая таких людей на политически вредные действия...»

В этой связи в цитировавшейся записке предлагалось создать в центральном аппарате КГБ самостоятельное управление (пятое), возложив на него функции:

  • организации работы по выявлению и изучению процессов, могущих быть использованными противником в целях идеологической диверсии;
  • выявления и пресечения враждебной деятельности антисоветских, националистических и церковно-сектантских элементов, а также предотвращения (совместно с органами МООП) массовых беспорядков;
  • разработки в контакте с разведкой идеологических центров противника, антисоветских эмигрантских и националистических организаций за рубежом;
  • организация контрразведывательной работы среди иностранных студентов, обучающихся в СССР, а также по иностранным делегациям и коллективам, въезжающим в СССР по линии Министерства культуры и творческих организаций.

При этом предусматривалось также создание соответствующих подразделений «на местах», т. е. в Управлениях и городских отделах КГБ СССР. В то же время в этой записке в Политбюро ЦК Ю.В.Андроповым, в частности, отмечалось, что если в марте 1954 г. в контрразведывательных подразделениях КГБ работало 25 375 сотрудников, то в июне 1967 г. - только 14 263 человека. И в этой связи новый председатель просил увеличить штат Комитета на 2 250 единиц, в том числе на 1 750 офицерских и 500 вольнонаемных должностей.

Эта записка была рассмотрена Политбюро ЦК КПСС 17 июля 1967 г. и был одобрен проект Постановления Совета министров СССР, которое было принято в тот же день (№ 676-222 от 17 июля 1967 г.).

Согласно приказу № 0096 от 27 июля 1967 г. штат образованного 5-го управления КГБ составил 201 должностную единицу, а его куратором по линии руководства стал первый заместитель председателя КГБ С.К. Цвигун.

Как отмечалось в одной из записок Андропова в ЦК КПСС от 17 апреля 1968 г., «в отличие от ранее имевшихся в органах госбезопасности подразделений (секретно-политический отдел, 4 Управление и др.), которые занимались вопросами борьбы в идеологической области с враждебными элементами, главным образом, внутри страны, вновь созданные пятые подразделения призваны вести борьбу с идеологическими диверсиями, инспирируемыми нашими противниками из-за рубежа.

В решении Коллегии основное внимание обращается на своевременное разоблачение и срыв враждебных происков империалистических государств, их разведок, антисоветских центров за рубежом в области идеологической борьбы против Советского государства, а также на изучение нездоровых явлений среди отдельных слоев населения нашей страны, которые могут быть использованы противником в подрывных целях... Коллегия исходила из того, что результатом профилактической работы должно быть предупреждение преступлений, перевоспитание человека, устранение причин, порождающих политически вредные проявления. Задачи борьбы против идеологической диверсии противника будут решаться в тесном контакте с партийными органами в центре и на местах, под их непосредственным руководством и контролем».

На наш взгляд, наиболее полное и адекватное представление о задачах деятельности и назначении нового управления КГБ дает ряд выступлений Андропова перед чекистскими аудиториями.

23 октября 1968г. он подчеркивал: «враг не брезгует никакими средствами. В своем стремлении ослабить социалистические страны, союз между социалистическими государствами, он идет на прямую и косвенную поддержку контрреволюционных элементов, на идеологическую диверсию, на создание всевозможных антисоциалистических, антисоветских и иных враждебных организаций, на разжигание национализма... В идеологической диверсии империалисты делают ставку на идейное разложение молодежи, использование недостаточного жизненного опыта, слабую идейную закалку отдельных молодых людей. Они стремятся... противопоставить ее старшему поколению, привнести в советскую среду буржуазные нравы и мораль... Средства подрывной деятельности становятся более изощренными и замаскированными».

26 апреля 1971 г. председатель КГБ указывал на обязанность чекистов «видеть реально существующие явления и процессы, быстро и оперативно реагировать на изменения в обстановке, пресекать разведывательные операции вражеских спецслужб, находить действенное противоядие против идеологических диверсантов, срывать попытки перенести враждебную деятельность на нашу территорию.

... было бы неверно закрывать глаза на то, что у нас встречаются еще отдельные люди, которые теряют классовую ориентацию, пасуют перед трудностями, обнаруживают нездоровые настроения, вступают в конфликт с нормами и законами советского общества. Чекисты обязаны правильно оценивать обстановку и видеть, что... кое-где в стране есть еще элементы, на которые расчитывают наши враги, и которые они хотели бы поставить на службу своим подрывным целям. Поэтому понятие высокой бдительности для всех советских людей и сегодня, несмотря на наши огромные успехи, не является понятием абстрактным».

В выступлении на совещании в КГБ, специально посвященном вопросам борьбы с идеологической диверсией империалистических государств против СССР, Андропов подчеркивал: «Идеологическая диверсия... не является обычной идеологической борьбой, которая объективно вытекает из реального существования двух противоположных систем... Это прежде всего форма подрывной деятельности... против социализма. Ее цель - ослабление, расшатывание социалистического строя. Она ведется специальными средствами и часто представляет собой прямое вмешательство внутренние дела социалистических стран, что противоречит общепризнанным нормам международного права, социалистическим законам... Ее отличает и то, что она осуществляется в наше время не обычным пропагандистским аппаратом, а специально организованными службами. Эти спецслужбы, конечно, используют буржуазный пропагандистский аппарат, используют все средства массовой информации, но основную ставку делают на специальные диверсионно-подрывные средства».

В связи с образованием в структуре 5 управления новых отделов - первоначально их было 6, штат управления к 1982 г. увеличился до 424 человек. Всего же, как вспоминал Ф.Д. Бобков, по линии 5-го управления в СССР служило 2,5 тысячи сотрудников. В среднем в области в 5 службе или отделе работало 10 человек. Оптимальным был и агентурный аппарат, в среднем на область приходилось 200 агентов.

Недавно довелось прочитать («Новости разведки и контрразведки», 2003, № 7-8, с.30), о том, что «по оценкам самого Андропова, «потенциально враждебный контингент» в СССР составлял 8,5 млн. человек». При вполне понятном скептицизме в отношении подобных оценок, в то же время следует признать, что он, этот «потенциально враждебный контингент», составлял ничтожное меньшинство населения страны. И при этом, безусловно, речь не идет о числе граждан, якобы взятых «на оперативный учет» (точное их число давным-давно известно лицам, подобным В.В. Бакатину, Г.П. Якунину, О.Д. Калугину, но не оглашается исключительно вследствие абсолютной «невыигрышности» этой цифры для противников КГБ).

27 апреля 1973 г. Юрий Владимирович был избран членом Политбюро ЦК КПСС. В своем выступлении на Пленуме ЦК в этот день Председатель КГБ СССР, в частности, отмечал: «... Внешнеполитический курс нашей партии по праву называют мирным наступлением. Оно действительно мирное, поскольку осуществляется в интересах мира и ведется мирным, невоенным путем... Условия разрядки диктуют свои формы, свои методы, свои приемы борьбы, которыми нужно овладеть как можно лучше и быстрее. В этом видят свой долг и чекисты, работники советской разведки и контрразведки...»

Политический авторитет нашей страны, рост ее экономической и военной мощи, общее усиление позиций социализма заставили империалистов отказаться от попыток сломить социализм путем «лобовой атаки». Эти перемены, безусловно, отвечают нашим интересам. Вместе с тем нельзя не видеть того, что противник не отказался от своих целей. Теперь, особенно в условиях разрядки, он ищет и будет искать иные средства борьбы против социалистических стран, пытаясь вызвать в них «эрозию», негативные процессы, которые бы размягчали, а в конечном счете - ослабляли социалистическое общество.

В этом плане немалые надежды возлагаются империалистическими силами на подрывную деятельность, которую империалистические заправилы осуществляют через свои спецслужбы. В одной из секретных инструкций американских спецслужб в этой связи прямо говорится: «В конечном счете мы должны не только проповедовать антисоветизм и антикоммунизм, но заботиться о конструктивных изменениях в странах социализма».

Ю.В.Андроповым были приведены слова сотрудника американской разведки, одного из руководителей Комитета «Радио свобода»: «Мы не в состоянии захватить Кремль, но мы можем воспитать людей, которые могут это сделать, и подготовить условия, при которых это станет возможным. Зачем мы изучаем Советский Союз и положение в этой стране?... Одной наукой освободиться от коммунизма невозможно, нужны действия. Значит, за нами должны быть силы, которые в состоянии действовать».

Далее председатель КГБ изложил план ЦРУ в этом направлении: «На первоначальном этапе предусматривается установление контактов с разного рода недовольными лицами в Советском Союзе и создание из них нелегальных групп. На последующем этапе намечается консолидировать такие группы и превратить их в «организацию сопротивления», то есть в действующую оппозицию.

... Недавно некий Аллен фон Шарк в книге, посвященной борьбе против нашего государства, писал: «если государство (т.е. Советский Союз), предпримет какие-либо шаги против подобного рода отщепенцев (обратите внимание, - подчеркивал Ю.В.Андропов, - он сам называет их отщепенцами - О.Х.), необходимо как можно шире афишировать эти меры как несправедливые, чтобы вызвать, с одной стороны, сочувствие к ним, к отщепенцам, а, с другой стороны, недовольство коммунистической системой». Вот, собственно, и вся мораль. Империалистическим разведкам неважно, что люди, которых они поднимают на щит, - подонки и отщепенцы, важно, что это дает им повод лишний раз выступить с нападками на нашу систему, бросить тень на нашу партию, а в этом и состоит их главная цель. Особенно серьезную ставку делает противник на разжигание национализма, который в ряде случаев, смыкается с антисоветизмом. В последнее время органами КГБ проведены профилактические мероприятия в отношении ряда лиц, вынашивавших враждебные политические намерения в форме злейшего национализма.

На Украине, в Литве, в Латвии, в Армении ряд националистов привлечен к уголовной ответственности за откровенную антисоветскую деятельность. Почти во всех этих случаях, как теперь признают сами виновные и профилактированные нами лица, их деятельность инспирировалась подрывными центрами, находящимися на Западе.

Органы государственной безопасности все чаще сталкиваются с враждебной деятельностью эмиссаров различных антисоветских организаций, прибывающих из-за границы под видом туристов. Только в прошлом году была выявлена и пресечена деятельность свыше 200 таких эмиссаров, направленных в Советский Союз для передачи своим подопечным инструкций, денег, средств тайнописи и печатной техники.

Зарубежные подрывные центры делают немалую ставку на использование в антисоветских целях сионизма. Различного рода сионистские организации стремятся организовать на нашей территории враждебные вылазки, возбуждать антипатриотические настроения среди лиц еврейской национальности. И тут, разумеется, дело не столько в эмиграции евреев в Израиль, размеры которой не так уж велики, сколько в попытках создать так называемый «еврейский вопрос» для того, чтобы опять-таки использовать его для дискредитации советского строя». В той критике, которая звучала в адрес КГБ и лично в адрес Ю.В. Андропова с 1988 и в последующие годы, именно «идеологическая» составляющая в работе «органов» занимала главное место.

В этой связи хочется привести одно из недавних весьма показательных свидетельств на этот счет, тем более, что исходит оно от человека, довольно широко известного как в нашей стране, так и за рубежом.

Вот что писал по этому поводу в конце 2003 г. О.А. Попов, ныне проживающий в США активный участник «правозащитного движения» в СССР: «А может, действительно справедливы обвинения в адрес российских правозащитников, что главный смысл их деятельности -это создание в стране инфраструктуры и атмосферы, благоприятных для проведения успешной идеологической и психологической войны, которую вот уже более 50 лет ведут против нашей страны США? Что же касается защиты прав, жизненно важных для подавляющего числа советских граждан, таких как право на безопасность (здесь и далее выделено у автора - О.Х.), на труд, на образование, на жилье, то эти социальные права правозащитников, как можно судить по их заявлениям и выступлениям, не слишком заботили».

По нашему мнению, стоит задуматься и над следующим признанием бывшего «диссидента»: «Я, автор этих строк, в течение нескольких лет собирал и обрабатывал материалы для правозащитных неподцензурных изданий... И хотя я отвечаю за правдивость и достоверность приведенных в документах фактов, однако это обстоятельство не снимает с меня политической ответственности за фактическое участие на стороне США в идеологической и пропагандистской войне с СССР.

... Разумеется, правозащитники и диссиденты, включая автора этих строк, отдавали себе отчет в том, что подрывали имидж СССР и именно к этому стремились.

Что они, хотят того или нет, принимают участие в информационной и

идеологической войне, которую США и государства стран НАТО ведут против СССР с начала 50-х годов.

Действия образованных вскоре после подписания в августе 1975г. Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в г. Хельсинки московской и иных «хельсинкских групп» в СССР, - подчеркивает О.А. Попов, - носили антигосударственный характер...

Автору этих строк, - признается он далее, - понадобилось несколько лет жизни в США, чтобы понять, что истинной целью идеологической войны было не улучшение состояния дел с правами человека в Советском Союзе и даже не установление в СССР демократического и правового государства, а уничтожение или, по крайней мере, ослабление геополитического соперника США, как бы он ни назывался - СССР или Россия».

В то же время, как справедливо отмечал Р.А. Медведев, в многогранной работе Андропова «тема диссидентов» не была главной и единственной. Это была составляющая, «мучительная составляющая» его работы в КГБ, где 9/10 времени занимали другие, не менее важные аспекты обеспечения государственной безопасности. Об этом со всей убедительностью свидетельствует и отчет КГБ за 1967 г., выдержки из которого мы приводили ранее.

Бывший начальник ПГУ КГБ СССР Л.И. Шебаршин во многих своих интервью справедливо подчеркивал, что лишь менее одного процента чекистов были заняты «делами диссидентов».

К числу других важнейших новаций, связанных с именем Андропова, можно отнести также образование Курсов усовершенствования оперативного состава (КУОС), просуществовавших до 1993г. На их базе позднее была организована подготовка сотрудников спецподразделений КГБ СССР. Не менее важное значение имело также создание в КГБ подразделений специального назначения для решения оперативно-боевых задач. Первым из них стала легендарная группа антитеррора «Альфа». Отделение «А» 7 управления КГБ, как официально именовалась «Альфа», было образовано по предложению Андропова и на основании соответствующего решения Политбюро ЦК КПСС приказом Председателя КГБ от 14 июля 1974 г. Его задачами являлись борьба с терроризмом, захват вооруженных преступников, силовое прикрытие проведения оперативных мероприятий. Спецподготовку сотрудники «Альфы» проходили на вышеупомянутой базе (КУОС).

Вобравшая в себя лучшее из опыта как российских сил специального назначения, так и аналогичных зарубежных подразделений «Альфа» со временем стала элитным подразделением КГБ.

В отличие от призванной действовать на территории, преимущественно, собственной страны «Альфы», группа спецназначения ПГУ «Вымпел» была образована 19 августа 1981 г. для решения сложных боевых задач за границей. Одним из непосредственных ее организаторов стал Ю.И. Дроздов, а ее первым командиром - Герой Советского Союза, начальник УКОС Э.Г. Козлов. Оба они являлись участниками операции по захвату президентского дворца Тадж-Бек в Кабуле 27 декабря 1979 г.

Приведем еще один важный документ, направленный Ю.В. Андроповым в ЦК КПСС 24 января 1977 г., но получивший огласку только 17 июля 1991 г. на закрытом заседании Верховного Совета СССР:

«О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан.

По достоверным данным, полученным Комитетом государственной безопасности, последнее время ЦРУ США на основе анализа и прогноза своих специалистов о дальнейших путях развития СССР разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизацию социалистической экономики.

В этих целях американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентуры влияния из числа советских граждан, проводить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза.

ЦРУ разработало программы индивидуальной подготовки агентов влияния, предусматривающей приобретение ими навыков шпионской деятельности, а также их концентрированную политическую и идеологическую обработку. Кроме того, один из важнейших аспектов подготовки такой агентуры - преподавание методов управления в руководящем звене народного хозяйства.

Руководство американской разведки планирует целенаправленно и настойчиво, не считаясь с затратами, вести поиск лиц, способных по своим личным и деловым качествам в перспективе занять административные должности в аппарате управления и выполнять сформулированные противником задачи. При этом ЦРУ исходит из того, что деятельность отдельных, не связанных между собой агентов влияния, проводящих в жизнь политику саботажа и искривления руководящих указаний, будет координироваться и направляться из единого центра, созданного в рамках американской разведки.

По замыслу ЦРУ, целенаправленная деятельность агентуры влияния будет способствовать созданию определенных трудностей внутриполитического характера в Советском Союзе, задержит развитие нашей экономики, будет вести научные изыскания в Советском Союзе по тупиковым направлениям. При выработке указанных планов американская разведка исходит из того, что возрастающие контакты Советского Союза с Западом создают благоприятные предпосылки для их реализации в современных условиях.

По заявлениям американских разведчиков, призванных непосредственно заниматься работой с такой агентурой из числа советских граждан, осуществляемая в настоящее время американскими спецслужбами программа будет способствовать качественным изменениям в различных сферах жизни нашего общества, и прежде всего в экономике, что приведет в конечном счете к принятию Советским Союзом многих западных идеалов.

КГБ учитывает полученную информацию для организации мероприятий по вскрытию и пресечению планов американской разведки.

Председатель Комитета. Ю. Андропов».

В целом этот документ дает также представление о содержании, форме и объеме разведывательной информации, регулярно направлявшейся КГБ Центральному Комитету КПСС.

При этом отметим, что появление агентуры влияния отнюдь не является «изобретением», артефактом КГБ и Андропова лично.

Как пишут американские авторы Норман Палмер и Томас Ален, «агент влияния - лицо, используемое для оказания тайного влияния на государственных чиновников, средства массовой информации или активную часть населения в интересах и Для достижения целей, преследуемых иностранной державой».

В мае 1982 г. Ю.В.Андропов был избран Секретарем ЦК КПСС. Бесспорен тот факт, что Андропов, как никто другой из руководителей страны того времени, пользовался большим авторитетом, доверием, популярностью и даже любовью подавляющей части населения.

Однако ныне в печати подчас высказывается мнение, что Ю.В. Андропов был интриганом, рвущимся к власти. Некоторые неизвестные широкой аудитории факты биографии Андропова, связанные с проведением западными спецслужбами операции по дискредитации председателя КГБ, позволяют усомниться в обоснованности подобных заявлений.

Действительно, кто сейчас знает, что еще в марте 1976 г. Москву посетила группа из 9 эмиссаров зарубежных антисоветских центров, в которую, между прочим, входили два конгрессмена США? Группа поставила перед «лидерами» советских «диссидентов» прямой вопрос о том, кто станет преемником Брежнева на посту генерального секретаря ЦК КПСС.

«Лидеры» обещали подумать над этим вопросом. И лишь на четвертый день ...объявили свой вердикт: - Андропов!

По-видимому, такой прогноз не устраивал заокеанских «кремленологов».

И действительно, в 1979-1980 гг. в зарубежной печати появились статьи, в которых констатировались рост авторитета и популярности Андропова, и высказывались предположения, что он не только является реальным конкурентом престарелому генсеку, но и может, при желании, конечно, сместить его с этого поста, используя реальные властные рычаги, находящиеся в его руках.

Естественно, эта информация была доведена до Брежнева, и последний решил, «от греха подальше», перевести Андропова на административную должность в аппарат ЦК КПСС, чем и объясняется его назначение секретарем ЦК в мае 1982 г.

Между тем, скажем правду, многие мои коллеги даже после смерти Брежнева, не верили в возможность избрания Андропова на пост Генерального секретаря ЦК КПСС.

«Недавний шеф КГБ, - писал Р.А. Медведев, - сумел не только быстро консолидировать власть, но и завоевать несомненное уважение значительной части населения», при этом с его деятельностью на новом поприще связывали «разные и противоречивые надежды. Одни ждали быстрого наведения порядка в виде, прежде всего, жестких мер против разгулявшейся преступности и мафии, искоренения коррупции и усиления расшатавшейся трудовой дисциплины».

Об отношении населения к Андропову свидетельствует и следующий факт. В I квартале 1983 г. объем промышленного производства в СССР вырос на 6,3%, а производительность труда - на 4,7% по сравнению с предыдущим годом. В середине апреля 1983 г. совершенно ошарашенный комментатор «Би-би-си» сообщил советской аудитории слушателей, что эти факты «свидетельствуют о колоссальных потенциальных возможностях, которые таит в себе социализм, и о чем, похоже, не подозревали сами его руководители».

Хорошо известна ставшая почти хрестоматийной фраза Андропова о том, что «мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические».

Как бы ни показалось это парадоксальным, но думается, что и в этом своем утверждении бывший председатель КГБ СССР оказался прав.

Тем не менее, Андропов навсегда останется в памяти народов нашей страны человеком, который не успел завершить очень многие свои начинания.

Поставьте закладку на эту страницу или добавьте материал на блог:

«Академия русской символики «МАРС»

© Перепечатка и иное воспроизведение материалов сайта и альманаха без письменного разрешения редакции ЗАПРЕЩЕНЫ!

© AVE-студия (Артур Вецкус): разработка и поддержка.

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Rambler's Top100   Яндекс.Метрика